link740 link741 link742 link743 link744 link745 link746 link747 link748 link749 link750 link751 link752 link753 link754 link755 link756 link757 link758 link759 link760 link761 link762 link763 link764 link765 link766 link767 link768 link769 link770 link771 link772 link773 link774 link775 link776 link777 link778 link779 link780 link781 link782 link783 link784 link785 link786 link787 link788 link789 link790 link791 link792 link793 link794 link795 link796 link797 link798 link799 link800 link801 link802 link803 link804 link805 link806 link807 link808 link809 link810 link811 link812 link813 link814 link815 link816 link817 link818 link819 link820 link821 link822 link823 link824 link825 link826 link827 link828 link829 link830 link831 link832 link833 link834 link835 link836 link837 link838 link839 link840 link841 link842 link843 link844 link845 link846 link847 link848 link849 link850 link851 link852 link853 link854 link855 link856 link857 link858 link859 link860 link861 link862 link863 link864 link865 link866 link867 link868 link869 link870 link871 link872 link873 link874 link875 link876 link877 link878 link879 link880 link881 link882 link883 link884 link885 link886 link887

Лекции по культурологии: понятия и функции, развитие и особенности до средневекового периода — РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ О РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ

РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ О РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ И ПУТЯХ ЕЕ РАЗВИТИЯ

Тема культуры в русской мысли впервые получает серьезное теоретическое осмысление начиная с «Философских писем» П.Я.Чаадаева и спора вокруг них между славянофилами и западниками. Для многих русских мыслителей проблемы национальной культуры становятся их личной проблемой. Они ставят себе задачу понять и осознать роль и место России, говоря словами Чаадаева, «в общем порядке мира». Или же, говоря словами В.С.Соловьева, — как «вопрос о смысле существования России во всемирной истории».

В итоге философско-историческая концепция культуры Чаадаева представляет ее развитие по двум основным руслам, потокам (Восток — Запад) и на двух основных этапах (древний мир — христианская эпоха). Высшими точками развития культуры в христианскую эпоху при этом являются католическое средневековье Западной Европы и будущий совершенный социальный слой христианского мира, связываемый с вступлением на историческую сцену России.

Славянофилов интересовала преимущественно тема «Россия — Запад». А.С.Хомяков был поклонником православия и поэтому христианская, но западнически ориентированная культурологическая концепция Чаадаева его не удовлетворяла. Он напоминал, что восточное христианство перешло на север, к русским славянам. Их культура уже в исходном, отправном пункте выгодно отличалось от западноевропейской, ибо на русской истории не лежало «пятно завоеваний», а с другой стороны — их общественное устройство и общественный быт (до татарского нашествия) отличались патриархальностью и простотой. Эта социально-историческая почва, по Хомякову, и была наиболее благоприятна для утверждения истинного христианства.

В исходном ключе движется и аргументация в пользу тезиса о приоритете России в развитии истинно христианской культуры у И.В.Кириевского. В Западной Европе и церковь, и общество оказались под двойным влиянием культурного наследия древнего мира — христианским и языческим. Это последнее выразилось, во-первых, в опоре на античный рационализм, а во-вторых, — к полной индивидуализации личности, к частной собственности и договору, к чисто правовой основе государственности. Напротив, Россия, находившаяся вне влияния «классического древнего мира», оказалась под прямым воздействием христианства, принятого от Византии, а с другой стороны, отправной точкой общественного развития русских славян стала их община и связанная с ней конкретная человеческая личность. Это создало почву для преобладающего значения не юридических, а нравственных отношений.

Основателями западничества, явились А.И.Герцен и В.Г.Белинский. В начале 50-х годов XIX в. Герцен отказывается от абстрактной, всемирно-исторической по-своему смыслу западнической утопии социализма в пользу более конкретной и реалистической (русской) утопии «крестьянского» или «общинного» социализма. Русская культура в этой исторической концепции оценивается, во-первых, в плане ее существенного отличия от западноевропейской культуры, а во-вторых, с точки зрения ее развития. Культура русского народа — это исторически молодая культура, ибо до середины XIX в. «Россия только устраивалась», представляя лишь своеобразное эмбриональное развитие славянского государства.

Путь русской культурологии от Чаадаева к Герцену теснейшим образом связан с вызреванием реформаторского и радикалистского сознания в российском обществе накануне отмены крепостного права, с формированием интеллигентской идейной программы в русской духовной культуре, секуляристской по отношению к древнему мировоззрению русского народа. Связь с наукой и философией первой половины XIX в. в Западной Европе предопределила в дальнейшем ее расцвет и глубокое автономное развитие между 1861 и 1917 гг.

Русская культурологическая мысль второй половины XIX- начала XX веков выступает в трех основных формах: философско-исторической, научной и собственно культурологической. Наиболее популярными были культурологические теории В.С.Соловьева, Б.Н.Чичерина, С.М.Соловьева, Г.В.Плеханова, Н.Я.Данилевского.

В 1871 г. вышла знаменитая работа Н.Я.Данилевского «Россия и Европа». Изложенная в ней культурологическая теория считается родоначальницей теорий «замкнутых культур» и «локальных цивилизаций». Основную мысль культурологической теории он выразил следующим образом: «Формы исторической жизни человечества… не только изменяются и совершенствуются повозрастно, но еще и разнообразятся по культурно-историческим типам». Каждый такой тип представляет собой некоторый специфический для данного народа или группы родственных народов, самостоятельный и независимый от других «план» религиозного, социального, научного, художественного, исторического развития. Каждый из них развивал самостоятельным путем то начало, которое было заложено в особенностях его духовной природы. Некоторые из них существовали как совершенно уединенные цивилизации (Китай, Индия), другие — как цивилизации преемственные (египетский, древнесемитский, греческий и т.д.). Выделяя три периода в исторической жизни культур, а именно: этнографический, политический и цивилизационный, — Данилевский отмечал, что некоторые из них не достигли третьей, цивилизационной стадии.

Подвергая критике антитезу «Восток-Запад», Данилевский — в полемике с С.М.Соловьевым — утверждал: если Европа «действительно составляет самостоятельное, культурно-историческое целое», то Азия (Восток) «ничему подобному не соответствует». Критика европоцентризма была вызвана не только стремлением к научной истине, но и желанием выработать осознанное и в определенной мере критическое отношение России к Европе.

Культурологическая теория В.С.Соловьева создавалась также в русле философско-исторической традиции и под влиянием Гегеля. Смысл человеческой истории — считал мыслитель — заключается в выходе эмпирического человечества (греховного по своей природе) к Богу. Искушения плоти, духа и власти препятствуют этому. Но Бог своим откровением помогает состояться грядущему богочеловечеству. Эта метафизическая основа концепции Соловьева раскрывается далее в типологическом измерении. Этот аспект теории Соловьева выражен в осмыслении схемы «Восток-Запад-Россия». С этими культурно-историческими образованиями и ассоциируются «три силы». Символ культуры Востока, по Соловьеву, — «бесчеловечный Бог», Запада — «безбожный человек». «Третья сила» (Россия) должна дать человеческой культуре и историческому развитию «безусловное содержание», т.е. может быть лишь «откровением… высшего божественного мира».

В начале 20 в. в русской мысли широко были представлено и марксистское направление — новейший аналог западноевропейских теорий. С точки зрения культурологии определенное значение принадлежит в этих рамках наследию Г.В.Плеханова. В работе «История русской общественной мысли» он исходил из основного положения исторического материализма об определяющей роли общественного бытия в отношении общественного сознания и из объективных условий развития общественной жизни выводил ход развития русской общественной мысли.

Ярким и вместе с тем мистическим осмыслением наступившей новой эпохи исторического развития культуры стали идеи «евразийцев». «Умопостигаемый образ России», к которому стремился в своей историко-культурной рефлексии Н.А.Бердяев, получил завершающее выражение в «Русской идее» (1946). Противоречивость и сложность русской души (и вырастающей из этого русской культуры) мыслитель объясняет тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории — Восток и Запад. Русский народ не есть чисто европейский, но он и не азиатский народ. Русская культура соединяет два мира. Она есть «огромный Восток-Запад».

Вы здесь: Главная Культурология Культурология (краткий курс) Лекции по культурологии: понятия и функции, развитие и особенности до средневекового периода