link1036 link1037 link1038 link1039 link1040 link1041 link1042 link1043 link1044 link1045 link1046 link1047 link1048 link1049 link1050 link1051 link1052 link1053 link1054 link1055 link1056 link1057 link1058 link1059 link1060 link1061 link1062 link1063 link1064 link1065 link1066 link1067 link1068 link1069 link1070 link1071 link1072 link1073 link1074 link1075 link1076 link1077 link1078 link1079 link1080 link1081 link1082 link1083 link1084 link1085 link1086 link1087 link1088 link1089 link1090 link1091 link1092 link1093 link1094 link1095 link1096 link1097 link1098 link1099 link1100 link1101 link1102 link1103 link1104 link1105 link1106 link1107 link1108 link1109 link1110 link1111 link1112 link1113 link1114 link1115 link1116 link1117 link1118 link1119 link1120 link1121 link1122 link1123 link1124 link1125 link1126 link1127 link1128 link1129 link1130 link1131 link1132 link1133 link1134 link1135 link1136 link1137 link1138 link1139 link1140 link1141 link1142 link1143 link1144 link1145 link1146 link1147 link1148 link1149 link1150 link1151 link1152 link1153 link1154 link1155 link1156 link1157 link1158 link1159 link1160 link1161 link1162 link1163 link1164 link1165 link1166 link1167 link1168 link1169 link1170 link1171 link1172 link1173 link1174 link1175 link1176 link1177 link1178 link1179 link1180 link1181 link1182 link1183

Человек в городской культуре — Урбанизация

Урбанизация

Урбанизация — это всемирно-исторический процесс концентрации, интеграции и дифференциации различных видов деятельности и элементов общественного потенциала, распространение городского образа жизни и появление новых форм расселения.

Урбанизация сегодня “захватила” весь мир, ее закономерности давно открыты и подробно изучены. Науке хорошо известны позитивные и негативные стороны процесса урбанизации, трудности каждого ее этапа. Но, тем не менее, по-настоящему серьезные проблемы возникают тогда, когда государство и общество, по тем или иным причинам, делают ставку в своем развитии не на законы развития, а на соблазнительные искусственно-технические утопии. Такая ситуация всегда приводит к стагнации или деградации государства и общества.

Россия, к сожалению, относится к числу тех стран, для которых признание урбанизации есть факт недавний. Поэтому так много сейчас обсуждаются “специфические” российские проявления этого процесса. Раньше у нас принято было называть урбанизацию стихийным процессом, значит неуправляемым, очевидно по аналогии с катастрофическими явлениями природы. А плановый, жестко централизованный и анонимный, не связанный с личной ответственностью за стратегии характер хозяйствования противостоял ему, сдерживал или даже устранял, как казалось, его негативные проявления. И тогда, все очевидные проявления неуправляемой урбанизации, которые все равно имели место, удобнее было “не замечать”. Любые реальные проявления вольного отношения к объективным закономерностям урбанизации, оценивались только по последствиям, а за них “отвечали” исполнители на местах (которые, конечно же, “неточно следовали инструкциям”).

В нашей огромной стране объективные закономерности урбанизации действительно было возможно долго не замечать. Ибо самые экзотические опыты были вынесены на периферию: мелиорация пустыни, испытания ядерного оружия, сверхзатратное освоение ресурсов Севера, новые монопрофильные города, чуть не состоявшийся поворот северных рек на юг (список можно продолжать). И затем долго делать вид, что все легко прогнозируемые чудовищные последствия множества “антиурбанистических” или “псевдоурбанистических” опытов нас минуют. Потому что все эти ужасы в полной мере могут быть лишь “при определенных социально-экономических условиях”, а именно тех, которые сложились на Западе.

Понимание в течение долгого времени урбанизации как атрибутики капиталистического мира, приводило на деле к тому, что стихийному неудержимому росту городов и превращению их в гигантских “левиафанов” — мегалополисов мы противопоставляли искусственное ограничение роста крупных городов, разрабатывали концепцию оптимальной величины города, осуществляли паспортный режим и т.д. Это было результатом идеологического противопоставления, в рамках которого европейскому пониманию свободы выбора противопоставлялось понимание свободы как “осознанной необходимости”.

Однако это не означает, что в России нет своей истории урбанизации. Она есть, она уникальна, имеет свое собственное содержание, свои векторы, и, конечно, свои механизмы. Поскольку российские города росли, и чем крупнее, тем быстрее, “оптимальные” города либо так и оставались большими деревнями, никак не превращаясь в настоящий город, либо вдруг быстро набирали темпы роста и перескакивали оптимальную границу. Это обстоятельство свидетельствует о том, что сам процесс урбанизации оказалось невозможным ликвидировать в силу несопоставимости его масштабов и тех локальных усилий, которые направлены на то, чтобы его приостановить. А временная его блокировка, местами даже очень активная и агрессивная, приводила к осуществлению этого процесса в особых, превращенных формах, задавая примеры причудливых отклонений от известных тенденций и придавая закономерностям более сложную формулу.

Современные российские “города-младенцы”, в отличие от самоскладывающихся итальянских городов XI века, создавались в уже разработанной на уровне государства индустриальной идеологии. Здесь жесткий производственно-селитебный принцип построения инфраструктуры уже был противопоставлен европейскому принципу сложности, разнообразия, многовариантности городской среды. А стратегия “нормировки” жизнеобеспечения людей и их поведения противопоставлена свободному выбору и дифференциации индивидуальных жизненных траекторий.

Гипоурбаничность среды таких городов в сочетании с усеченностью инфраструктуры привела к тяжелым социальным последствиям, число которых растет и еще предстоит их описать и квалифицировать.

Теперь уже стало очевидным, что незнание закономерностей, по которым протекает урбанизация, и, связанное с этим, вольное или невольное сопротивление ей, приводит к значительным социальным и психосоциальным издержкам.

Современные темпы и направленность мировой урбанизации обеспечены всей европейской историей, особенно последними девятью веками, и его практически невозможно “свернуть”, в силу того, что в нем самом заложены механизмы и самосохранения, и саморазвития. И в этом смысле он может квалифицироваться как естественный процесс.

При этом, на разных стадиях формирования городской культуры, практически все новообразования (ценность образования, самоуправление, политика и т.д.) были результатом активных поисков выхода из сложившихся политических, социальных, экономических, культурных ситуаций, то есть процесс специально направлялся, выстраивался. С другой стороны, в России длительная “блокировка” распространения городского образа жизни, воспроизводства городской культуры, существенно ослабили урбанизацию, принципиально не изменив ее, но создав таким образом прецедент другого типа воздействия на процесс (погашения или торможения). И первый, и второй пример свидетельствуют о том, что содержание самого процесса составляет напряженная деятельность, то есть специально построенная, целенаправленная работа, имеющая искусственно-технический характер.

Объединяя два обозначенных только что обстоятельства, можно урбанизацию отнести к классу естественно-искусственных процессов. Для наших рассуждений по поводу сохранения наследия это принципиально важно, поскольку благодаря этой фиксации, мы делаем фундаментальный вывод — выработка политики сохранения наследия в рамках процесса урбанизации означает: во-первых, необходимость знания законов, по которым процесс разворачивается в мире, и в нашей стране; во-вторых владение средствами диагностики, позволяющими определять степень зрелости конкретного города; в-третьих, необходимо применение проектно-программных технологий, предполагающих целевую по отношению к урбанизации и ответственную деятельность по отношению к урбанизационному движению конкретного города.

Рассматривая урбанизацию, необходимо наметить те структурные характеристики, которые дадут нам представление об определенном состоянии социума и выделить принципиальные для урбанизации способы взаимодействия элементов.

В процессе урбанизации все элементы городской культуры (единицы культуры, живущие на разных носителях, возникшие в разное время) связаны друг с другом определенным образом. Это взаимодействие можно описать через четыре подпроцесса:

концентрация как территориальное объединение разнообразного: функций, различных элементов городской среды, общественного потенциала и т.д.;

интеграция как объединение разнообразных элементов на основе их интенсивного взаимодействия, при этом взаимодействии каждый из элементов осуществляет собственное развитие, и вся система в целом обретает новое качество;

дифференциация — появление новых элементов как результат высокой концентрации и интенсивной интеграции;

воспроизводство и распространение городского образа жизни, то есть освоение людьми фундаментальных свойств городской жизни: мобильности, избирательности, “центральности”.

Очевидной становится процедура определения степени зрелости, или диагностики “культурного” возраста российских городов, если за основу шкалы городской “зрелости” принимать город в европейской традиции. А эту диагностику следует проводить с помощью характеристики процессов концентрации, интеграции, дифференциации и распространения или воспроизводства городского образа жизни.

Самый первый принцип концентрации разнообразия, который заложен в европейском городе у нас в течение последних восьмидесяти лет был стратегически противопоставлен принципу равномерности. Последний выразился в практике “равномерного расселения” на территории страны, в идеологии равенства распределения благ и т.д. Равномерность расселения в масштабе города, проектируемого в рамках государственной политики индустриализации, проявилась в стандартном для каждого города наборе единиц планировочной структуры (микрорайон, жилой район, планировочный район) и в “ступенчатости” их обслуживания.

Если в качестве первого пункта диагностики принять явление концентрации и попытаться описать с этой точки зрения состояние города сегодня и некоторое время тому назад, то появляется серьезное затруднение: что брать за единицу счета, в каком виде представить себе городское пространство, через какие характеристики, чтобы во-первых это было универсально, то есть употребимо во все времена и на всех типах объектов, во-вторых это бы отражало “суть” города.

Вы здесь: Главная Культурология Культурология (краткий курс) Человек в городской культуре