link740 link741 link742 link743 link744 link745 link746 link747 link748 link749 link750 link751 link752 link753 link754 link755 link756 link757 link758 link759 link760 link761 link762 link763 link764 link765 link766 link767 link768 link769 link770 link771 link772 link773 link774 link775 link776 link777 link778 link779 link780 link781 link782 link783 link784 link785 link786 link787 link788 link789 link790 link791 link792 link793 link794 link795 link796 link797 link798 link799 link800 link801 link802 link803 link804 link805 link806 link807 link808 link809 link810 link811 link812 link813 link814 link815 link816 link817 link818 link819 link820 link821 link822 link823 link824 link825 link826 link827 link828 link829 link830 link831 link832 link833 link834 link835 link836 link837 link838 link839 link840 link841 link842 link843 link844 link845 link846 link847 link848 link849 link850 link851 link852 link853 link854 link855 link856 link857 link858 link859 link860 link861 link862 link863 link864 link865 link866 link867 link868 link869 link870 link871 link872 link873 link874 link875 link876 link877 link878 link879 link880 link881 link882 link883 link884 link885 link886 link887

Человек в городской культуре — Городские процессы: эволюция, развитие, воспроизводство, социализация

Динамика городской культуры. Городские процессы: эволюция, развитие, воспроизводство, социализация.

Определение процесса. Естественные и искусственно-технические процессы. Понятие механизмов и инфраструктуры.

Динамику повседневных изменений, свидетелями и участниками которых мы являемся, изменений в нас самих и нашего окружения — людей, живущих рядом, отношений между людьми можно рассматривать как калейдоскоп фактов, непонятным образом складывающихся в причудливые фигуры. А можно их разместить в определенном хронологическом порядке. И тогда все это представляется встроенным в некое, особым образом существующее “русло”, где происходящее не случайно, где последовательность событий подчинена некоторой логике, а сам “поток” имеет определенную направленность. При такой схеме рассмотрения и описания явлений обычно пользуются понятием “процесс”. "Процесс (лат. processus -прохождение, продвижение) — закономерное, последовательное изменение явления, его переход из одного состояния в другое состояние или в другое явление". При этом одни и те же факты, или одни и те же события могут быть проинтерпретированы по-разному, в зависимости от того, в какой цепи событий мы их собираемся изучать.

По сути дела, нас интересуют процессы не столько сами по себе, но как особый способ описания реальности, а именно — процессуальное описание ее. Это требуется тем, кто пытается представить себе объект своего воздействия в динамике, как существенную часть изменяющейся, развивающейся реальности. К числу таких специалистов несомненно относятся те, кто так или иначе, занимается ее (реальности) целенаправленным изменением.

Процессы обычно рассматривают в рамках двух подходов. Один подход скорее свойственен взгляду историка, который изучает события в их последовательности и описывает разного рода случившиеся изменения таким образом, что выстраивается некоторая внешняя картина произошедшего, в некотором смысле, репродукция, изображение. Но есть и другой историк, для которого "объектом, подлежащим историческому описанию, оказывается не просто событие, но мысль им выражаемая". Тогда первый историк опишет сцену дуэли Пушкина и Дантеса, как фрагмент фильма, или воображаемый свидетель, а второй будет отвечать на вопрос: "Каковы были мысли Пушкина, заставившие его принять роковое решение о вызове Дантеса на дуэль?" В первом случае событие и будет встроено в цепь других событий, что позволит увидеть "панораму" происходящего, и будет описано как отдельный факт, и тогда всплывут детали и важные подробности (персонажи, одежда, жесты, действия, слова, интерьер и т.д.). Во втором случае будет обнажена невидимая пружина, заключающая в себе все "энергию" события. Оно будет изображено, как отражение процесса "действия, детерминируемого мыслью".

К первой группе относятся такие процессы, которые описывают события в их “естественном” движении. Например, в ходе эволюции городской среды происходит постоянная смена ее состояний: появляются новые жилые районы, возникают новые предприятия и учреждения, происходит замена устаревших зданий новыми, прокладываются новые трассы, реконструируются давно сложившиеся городские ансамбли, меняется планировочная структура и т.д. При этом изменения в городе, с одной стороны, связаны "тысячами невидимых нитей" с прошлым города — его историческим планом, важнейшими событиями, меняющими его "лицо" и определяющими его судьбу. С другой стороны, городские изменения есть результат приспособления к социальным сдвигам, ответа на новые запросы и потребности его жителей. В результате наложения старой и новой планировочной структуры возникает единый структурный каркас города, который вставляет в единый ритм жизни элементы городской среды, давно появившиеся и только что возникшие.

Тот же самый набор событий, в нашем примере изменений в городе можно было истолковать иначе, если представить себе, что существует единая стратегия городского развития, постоянно пополняемая новыми развивающими программами. Единая стратегия развития осуществляется аппаратом городского управления, состав которого не влияет изменение стратегии, поскольку все аппаратчики работают в единой стратегии. В этом случае развитие города обсуждается как искусственно-технический процесс.

Но, по сути дела, нас интересуют все эти процессы не столько сами по себе, а в качестве способа описания той реальности, которая является объектом воздействия. Поэтому, представляя реальность в виде многих процессов, протекающих по определенным законам (!), можно каждый раз, задавая различные цели, либо гасить, либо стимулировать, либо запускать, либо уничтожать процесс. В реальной жизни такие воздействия осуществляются постоянно, только не всегда это осознается, и чаще всего разного рода изменения в нашей жизни (то есть процессы) объясняются естественными, независимыми от нашей воли обстоятельствами. Здесь возникает вопрос — если они (эти изменения) происходят помимо нашей воли, означает ли это отсутствие замыслов других людей, которые эти изменения осуществляют и о которых мы не знаем и даже не подозреваем?

Отвечая на этот вопрос, можно идти двумя путями, и на каждом из них получить свой ответ, поскольку каждый путь выстраивается по своему основанию и предполагает свою позицию. Это позиции натуралистическая и деятельностная, и та, и другая предполагают свой особый научный, философский и культурологический взгляд на процесс.

Натуралистическое представление процесса, как правило, разворачивает его как “естественную историю” какого либо объекта, который при этом может быть сколь угодно большим и сложно устроенным. И тогда все, что случается с объектом или в объекте, как бы происходит само собой, все причинно-следственные связи либо скрыты внутри самого объекта, либо являются внешними по отношению к нему, и все это определяет непрерывность и преемственность его существования. Так описываются исследователями и локальные, и глобальные процессы, которые, являясь всемирно-историческими, захватывают все страны и континенты и по разному проявляются там. Тогда то, что с нами происходит в рамках такого процесса, объясняется не чьей-то волей, а осуществлением закономерностей, характерных для этого процесса.

Другие процессы целенаправленно выстраиваются, то есть зависят от замыслов, воли и деятельности людей, приспосабливающихся к социально-историческим условиям, в которых разворачиваются и активно изменяют их. Это процессы, в основе которых лежит деятельностная технология, то есть такая последовательность процедур, действий, акций, которая должна обеспечить необходимое для протекания процесса разворачивание событий.

Независимо от того, в какой парадигме процесс рассматривается и описывается, он всегда фиксируются как один из многих, и выделяется либо как ядерный, то есть главный в исследовании, либо как один из тех, что обеспечивают протекание главного процесса. Таким образом, в зависимости от решаемой управленческой или исследовательской задачи любой процесс может быть взят в качестве ведущего, и тогда другие процессы рассматриваются в его контексте, либо как его составляющие, либо как сопутствующие, либо как дополняющие и т.д.

Особую роль в рассмотрении процессов играют так называемые механизмы. Если бы мы взялись изображать изменяющийся в каком-нибудь процессе объект, то нам пришлось бы нарисовать две разных “картины”. Одна должна изобразить сам процесс изменения объекта через изменение каких-либо его существенных характеристик. По другой можно судить о том, чем эти изменения были вызваны, что привело к ним, или что было специально сделано для того, чтобы эти изменения объекта произошли. При натуралистическом описании это будет выделение предпосылок, причин, поводов, условий, определяющих разворачивание процесса, при деятельностном — фиксация действий, осуществивших перевод объекта из одного состояния в другое. И в том и в другом случае описываемые явления, как правило, не ограничиваются коротким моментом, а продолжаются длительное время, то есть разворачиваются как процесс. Такой тип процессов принято называть механизмами.

Если в качестве ядерного рассматривается процесс развития городского общественно-транспортного узла, то в качестве механизмов могут быть взяты следующие процессы: интеграция элементов транспортного каркаса, входящих в этот узел, дифференциация общественных функций, специализация функциональной структуры и т. д.

Для того, чтобы процесс, происходящий в реальности мог стать предметом описания, необходимо провести одну процедуру, которая состоит в определении параметров или характеристик, с помощью которых можно зафиксировать то или иное состояние процесса. Наличие такого инструмента даст возможность проследить и отфиксировать смену этих состояний. Состояния процесса можно снимать с помощью самых разных характеристик. В качестве такого инструмента используют понятие инфраструктуры.

Под инфраструктурой мы будем понимать всю совокупность условий, необходимых для успешного протекания процесса. Эти условия как бы расслаиваются на несколько уровней, и каждый из них нужно обсуждать отдельно.

Для понятного описания любого процесса сначала используется общая схема, в которой необходимо представить конкретно изучаемый процесс. И схема должна содержать весь набор необходимых показателей, с помощью которых описываются принципиальные характеристики процесса:

1 — выделение механизмов (то есть тех подпроцессов), совокупность которых составляет сущность рассматриваемого процесса, или обеспечивает его протекание;

2 — структурное описание состояний системы (социума), смену которых мы и называем процессом;

3 — условия перехода или перевода системы (социума) из одного состояния в другое.

.Процесс развития как искусственно-технический, в отличие от эволюции как естественного, предполагает целенаправленное изменение городской ситуации или отдельных ее элементов. Поэтому схема процесса достаточно проста: она фокусируется на механизме перевода системы из одного состояния в другое. Средством перевода города как материальной структуры или как сообщества из одного состояния в другое являются проекты и программы, несущие в себе идею изменения настоящего. И тогда инфраструктура, обеспечивающая процесс развития, предполагает наличие элементов, осуществляющих анализ ситуации в городе (функция 1), проектирование будущего состояния (функция 2), разработку программы реализации проектной идеи (функция 3), осуществление программы (функция 4), отслеживание изменений в соответствии с программой (функция 5).

. Проектирование есть такое видение будущего состояния общества (идеологии отдельных сообществ, социальных групп, их ценностей, норм поведения), в котором отсутствуют разрывы, конфликты, затруднения, кризисные проявления, то есть проблемы, выявленные в настоящем и представляющие для автора проекта предмет забот и волнений. Таким образом, проект– это всегда образ будущего, который имеет прямую связь с настоящим в том смысле, что корректирует, исправляет, деформирует его. И тогда при формулировании цели проектирования очень точно обозначаются те социальные проблемы, которые решаются с помощью проекта. А сам проект содержит конкретные представления о том, как эти проблемы будут либо сниматься, либо решаться в будущем.

Например, в случае с проектированием реабилитационного центра цель проекта будет определяться отсутствием в городе такого учреждения, где могли бы проходить реабилитацию одновременно люди, слабовидящие от рождения и люди, потерявшие зрение в результате болезни или боевых ранений. Цель проекта могла бы состоять в организации условий для наиболее успешного включения инвалидов зрения в современную социальную жизнь. И здесь очень важно определить каких именно условий не хватает сегодня этим людям. И вообще, какая интеграция им (а не автору проекта) необходима.

Кроме того, важным моментом в целеполагании является самоопределение проектировщика по отношению к позиции управления. Если он игнорирует эту позицию, для него не важно, в какие процессы он вмешивается, и какие процессы влияют на объект проектирования.

Если он встает в позицию управленца, то проектирование начинается с выбора процесса, на который будет осуществляться воздействие его проектом, затем определяется характер этого воздействия (стимуляция, блокирование и т.п.) и только после этого выводится генеральная цель самого проекта.

Так реабилитационный центр может рассматриваться проектировщиком (если он хочет проектировать как управленец) в рамках любого процесса, который выбирает сам архитектор. Он может выбрать процесс социализации, процесс развития городского сообщества, процесс воспроизводства городской культуры и т.д. При этом каждый раз, выбрав направленность воздействия на тот или иной процесс, проектировщик будет назначать своему объекту проектирования разные генеральные функции.

Предположим, что архитектор выбрал процесс воспроизводства городской культуры. И его управленческая деятельность будет разворачиваться в поддержку этого процесса. Тогда, осуществив анализ состояния инфраструктуры, обеспечивающей этот процесс, и выявив наличие дифициентных мест, архитектор назначает своему проектируемому объекту в качестве главной функции именно ту, которая и будет способствовать воспроизводству городской культуры.

Учитывая перечисленные обстоятельства очень важно внимательно отнестись к этапу, на котором осуществляется деятельность, предваряющая проектирование, а именно “Анализ ситуации”.

АНАЛИЗ СИТУАЦИИ — аналитическая деятельность, целью которой является выявление в социальной ситуации разрывов, затруднений, конфликтов, то есть тех проблем, устранение которых ляжет в основу целеполагания при проектировании. Здесь на первый план выходит вопрос об умении произвести грамотно этот анализ, то есть выделить конфликтные зоны, правильно определить единые основания у конфликтующих сторон, точно назвать ядро проблемы.

Обращаясь еще раз к примеру с реабилитационным центром можно было бы представить себе разворачивание анализа ситуации следующим образом. В процессе предварительной работы могли обозначиться следующие проблемы:

Разноведомственность учреждений, входящих в реабилитационную сферу (медицина, образование, социальная защита, физическая культура и спорт);

Большинство учреждений и организаций реабилитационной сферы не имеет концептуальной, структурной и функциональной проработки механизмов взаимодействия с другими учреждениями (горизонтального взаимодействия на уровне района, области, региона);

В масштабе отдельного реабилитационного учреждения интеграция существует, поскольку в нем на одной территории с одними и теми же людьми работают специалисты разных ведомств. В масштабе города взаимодействия между учреждениями тоже происходят, но они, как правило, слабо выражены и программно не оформлены. Поэтому и вся реабилитационная инфраструктура слабо интегрирована;

Человек, слабовидящий или вообще утративший зрение, вынужден прилагать большие усилия для того, чтобы реализовывать свои нормальные потребности. Как правило, в такой ситуации без помощи посредников ему с трудом удается, а чаще всего вообще не удается охватить всю реабилитационную инфраструктуру целиком.

Воспроизводство городской культуры прежде всего связано с наличием высокой интеграции элементов инфраструктуры. В городе отсутствует единое пространство из-за слабой интеграционной политики по отношению к разноведомственным учреждениям, осуществляющим реабилитационную практику. Это требует анализа интеграционных способностей каждого из учреждений, с одной стороны, и знания закономерностей протекания интеграционных процессов в городе, с другой.

Таков примерный перечень проблем, которые после того, как они были зафиксированы, необходимо еще раз проанализировать. Итогом этого анализа будет выбор одной проблемы (главной) для решения в проекте или их сочетания. Если с помощью проекта предполагается решить несколько социальных проблем, то их необходимо проранжировать, выделяя главную, то есть ту, которая и определит генеральную цель и идею архитектурного проекта.

Ретроспективный анализ процессов, проходящих в малых сибирских поселениях можно утверждать, что процесс развития если и наблюдался, то в очень короткие периоды и был прерывистым. Все остальное время его изменения происходили по эволюционному пути.

Этот тип процессов занимает особое место среди всех тех, которые рассмотрены нами. Они является базовыми, поскольку связаны с поддержанием внутренней устойчивости целостных социальных объектов (систем). Они содержат "модус существования" систем и именно качества процессов "функционирования" определяют "жизнестойкость" таких сложных объектов, их способность устоять перед внешними и внутренними "возмущениями". Осуществление любого другого социального процесса: например — воспроизводства, развития или урбанизации, неизбежно приводит к нарушению условий исходного равновесия. В динамических или целеустремлённых системах, единовременное осуществление многих разнонаправленных процессов (хотя их общий вектор и направлен к единому фокальному условию — к единой цели), приводит к существенным общим и к локальным изменениям внутренних параметров. Движение "к цели" требует постоянного перераспределения потоков информации, значительных затрат самых различных внутренних и внешних ресурсов, а значит, — постоянно существует опасность разбалансировки и разрушения системы. В таких обстоятельствах напряженность работы внутрисистемных стабилизаторов очень велика, — она прямо пропорциональна интенсивности всей совокупности других процессов.

Есть процессы, в результате которых социальные объекты, например общественные системы, остаются сами собой. Каждое новое поколение, вступая в жизнь, овладевает накопленными знаниями, нормами, обычаями, обучается пользоваться или создает заново орудия производства, средства коммуникации, жилище и т.д. Благодаря этому, общество "работает как заведенная машина" при смене поколений. Этот процесс можно назвать процесом функционирования.

При огромном количестве изменений, появлении новых поколений, новых орудий и новых знаний в обществе, по-видимому, остаются стабильными некоторые основные “параметры” — его структуры, способы взаимодействия, тип организации управления, производственные отношения и т.д.

В любом обществе, даже на самой его сложной, самой динамичной стадии в ситуации резких перемен, всегда можно выделить процессы функционирования. Всем известен из фильмов и литературы феномен работы железнодорожного транспорта во время гражданской войны. Изменение режима власти, смена лидеров, отсутствие зарплаты в течение не одного года — в такой ситуации поезда продолжали ходить, а железнодорожники выполнять свои функции.

В нашем обществе, весьма подвижном, с быстро меняющимися условиями жизни, запросами, изменением потребностей, количественным и качественным изменением структуры знаний, техники и т.д. все же можно рассматривать процессы, благодаря которым общество воспроизводит основы нашей жизни, собственности, права, мировоззрения, то есть остается в некотором смысле стабильным.

Такое воспроизводство стабильности общества существует всегда. Если бы ломались, менялись из года в год или из поколения в поколение все параметры жизни общества, то оно не могло бы существовать как нечто организованное. Иногда бытует такая точка зрения, в соответствии с которой у нас не может быть стабильности, поскольку практически все меняется, да и нет и не может быть стабильной устойчивой системы нравственных норм, стабильной системы законности.

В истории человечества были общества, в которых вся их жизнь могла бы быть описана только при помощи функционирования: это общество первобытное, патриархальное, по существу всяческие формы феодализма и близких к ним общественных структур; формы, которые из века в век, из поколения в поколение были неизменными.

Такой тип организации общества направлен в прошлое, будущее для него — повторение прошлого, и задача состоит в том, чтобы повторить его без ошибок. Всякие отклонения, нарушения способов действия в таких обществах не только не полезны, а даже социально опасны.

Механизмы: 2 типа (отслеживающие и корректирующие) — мониторинг, трансляция, фиксация намечающихся разрывов, восстановление.

Инфраструктура: функции — нормодержатель, нормоконтролер, инспекция, ремонт, корректировка, мониторинг.

При том, что социальная жизнь очень разнообразна и изменчива, порой непредсказуема и чаще всего непонемаема, она все равно содержит в себе устойчивые явления, которые повторяясь время от времени или проявляясь постоянно, объединяют все происходящее в единое русло, связывают все события в единую историю. Эту устойчивость обеспечивает процесс воспроизводства единиц культуры, один из базовых процессов, который наряду с процессами функционирования и развития общества определяет его судьбу. Если процесс поддерживается (естественным образом или специальными усилиями), значит “связь времен” существует, если по каким-то причинам он прервался, значит дает о себе знать ситуация кардинальных социальных изменений, смены культурных комплексов и культурных конфигураций.

Наиболее простой формой воспроизводства является прямая передача единиц культуры (ценностей, правил поведения) от одного носителя к другому, то есть непосредственное “тиражирование”: сын ведет себя так же, как отец; ученик поступает так же как учитель; подмастерье делает так же как мастер и т.д.

Более сложная форма воспроизводства предполагает другой “способ жизни” этих единиц, при котором они как бы “снимаются” с человека, отчуждаются от него, благодаря специальному описанию, и именно такому, которое позволит потом, по прошествии времени, воспользоваться им как методичкой или технологической схемой, а не как фотографией, по которой, как известно, воспроизвести зафиксированное состояние невозможно.

Таким образом “снятые” и отчужденные от человека ценностные ориентации, правила и нормы поведения и деятельности превращаются в документ, по которому можно не только определять, но и восстанавливать разные состояния социума. Так в свое время поступок Брунеллески, который взорвал цеховые устои в организации архитектурно-строительного дела, предъявив на конкурс индивидуальный проект “госпитального дома”, вряд ли осуществился бы, если бы не атмосфера, которую создали гуманисты эпохи Возрождения. А они, в свою очередь, возникли как следствие “прорастания через толщу веков” в средневековье греческой идеи свободы и выходящего из нее полисного устройства жизни. Именно тексты Аристотеля и Платона, описывавшие античную жизнь, послужили тем историческим материалом, знакомство с которым и изучение которого привело сначала к появлению “вольных городов” или городов-коммун, а они уже, в свою очередь, вызвали к жизни гуманистов, провозгласивших веру в безграничные возможности человека. Брунеллески поверил не только в свои возможности, сам полностью выполнив весь проект и впервые подписав его одним именем (вместо анонимных проектов, выпускавшихся цехом), но и в то, что он будет понят и заказчиками, и профессиональным сообществом.

Полный цикл процесса воспроизводства предполагает наличие следующих этапов: фиксацию идей (1), ценностей, норм или правил (объективацию), их соответствующее хранение (2), актуализацию или, говоря другими словами — отбор (3), трансляцию, с использованием различных форм их передачи (4), освоение и использование в практике (5).

Соответственно, для обеспечения процесса воспроизводства городской культуры инфраструктура городских поселений должна содержать элементы, сохраняющие в каком-либо виде нормы и культурные образцы (или на носителях, или в текстах) (1), регулирующие их освоение и использование в жизни (2), организующие и осуществляющие их трансляцию (через обучение, образование, воспитание) (3), поддерживающие их актуальность и использование в повседневной жизни (4).

Как мы видим, важным механизмом, обеспечивающим процесс воспроизводства является сохранение зафиксированных образцов до того момента, когда они могут быть востребованы. Вряд ли Альберти, итальянский теоретик архитектуры смог бы так оформить свое видение архитектурного произведения и архитектурной деятельности, написав “10 книг о зодчестве” в 15 веке, если бы не сохранились труды Витрувия, римского теоретика I века до н. э.

Проектировщики знают, как трудно, а чаще всего невозможно воспроизвести метод работы архитектора, если он не описан — даже самое детальное и тщательное изучение проекта или постройки не гарантирует постижение всех методических нюансов и тонкостей . Можно изготовить копию и этот труд иногда окупается реконструкцией и освоением некоторых приемов и техник работы, но восстановление всего методического арсенала — дело безнадежное. Именно из-за утраты описания технологий сегодня часто становится неразрешимой проблема восстановления памятников архитектуры, исторических фрагментов городской среды — нет возможности восстановить необходимый цвет, обеспечить нужное качество окраски, сохранить первозданный облик и т.д.

Если говорить о воспроизводстве целого культурного комплекса, что иногда бывает возможно, то необходимо, чтобы в хранилище культуры имелось описание всех его элементов (идей, систем ценностей, норм поведения, образцов деятельности и продуктов деятельности). Особенно важно наличие этих описаний, если мы хотим понять и оценить архитектурное сооружение, например для того, чтобы разработать критерии его включения в список подохранных памятников. Для этого необходимо не только описание конструкций, художественных достоинств и других характеристик произведения, не только реконструкция художественного замысла автора, но и “вскрытие” всего культурного контекста с восстановлением всей логики развертывания культурного комплекса, в рамках которого это произведение создавалось.

Зафиксированные, надежно хранящиеся образцы чаще всего являются достоянием истории, но могут быть и востребованы для практического использования в другой социальной ситуации, в другом времени.

Отбор и апробация идей, ценностей, норм социальной и пространственной организации, выработанных и осуществляемых ранее, как правило, происходят в моменты социальных пертрубаций, когда с помощью прежнего опыта делается попытка разрешить злободневные загадки.

В контексте процесса воспроизводства отношение к наследию рассматривается через целый комплекс действий. Непререкаемая необходимость его сохранения может обернуться формальными директивами, если не будут запущены и реализованы все механизмы процесса, то есть не будет выстроена вся инфраструктура, обеспечивающая полное его протекание. Деревянные памятники архитектуры превращаются в декорации или в музейные экспонаты, не сопровождаемые комментариями экскурсовода, если их ценность не станет общественным достоянием, не будет принята всем городским сообществом, то есть если не будут укреплены в общественном сознании все породившие эти памятники единицы культуры.

Способность прочитать заложенный в материальной среде контекст зависит, с одной стороны, от того, насколько существующая в обществе ситуация требует привлечения наработанного в прошлом опыта, а с другой стороны от того, каким образом, в каких дозах и в каких формах происходит трансляция этого опыта.

Если рассматривать городскую среду как совокупность предметных результатов деятельности, выстроенной в рамках культурного комплекса под названием городская культура, то “прочесть” именно эти характеристики пространства можно только владея всем набором ценностных ориентиров, которые свойственны этому комплексу.

Вы здесь: Главная Культурология Культурология (краткий курс) Человек в городской культуре