link6216 link6217 link6218 link6219 link6220 link6221 link6222 link6223 link6224 link6225 link6226 link6227 link6228 link6229 link6230 link6231 link6232 link6233 link6234 link6235 link6236 link6237 link6238 link6239 link6240 link6241 link6242 link6243 link6244 link6245 link6246 link6247 link6248 link6249 link6250 link6251 link6252 link6253 link6254 link6255 link6256 link6257 link6258 link6259 link6260 link6261 link6262 link6263 link6264 link6265 link6266 link6267 link6268 link6269 link6270 link6271 link6272 link6273 link6274 link6275 link6276 link6277 link6278 link6279 link6280 link6281 link6282 link6283 link6284 link6285 link6286 link6287 link6288 link6289 link6290 link6291 link6292 link6293 link6294 link6295 link6296 link6297 link6298 link6299 link6300 link6301 link6302 link6303 link6304 link6305 link6306 link6307 link6308 link6309 link6310 link6311 link6312 link6313 link6314 link6315 link6316 link6317 link6318 link6319 link6320 link6321 link6322 link6323 link6324 link6325 link6326 link6327 link6328 link6329 link6330 link6331 link6332 link6333 link6334 link6335 link6336 link6337 link6338 link6339 link6340 link6341 link6342 link6343 link6344 link6345 link6346 link6347 link6348 link6349 link6350 link6351 link6352 link6353 link6354 link6355 link6356 link6357 link6358 link6359 link6360 link6361 link6362 link6363

Человек в городской культуре — Процесс интеграции

Процесс интеграции

Урбанологи отмечают, что один из ведущих процессов, лежащих в основании жизни города, - процесс интеграции. Выделение его значимости основано на том, что сконцентрированные в одном месте самые разнообразные элементы городской среды (отдельные люди, социальные группы и институты, учреждения, предприятия и т.д.) находятся в таком взаимодействии друг с другом, при котором не только сами развивают себя, но и способствуют наращиванию общего городского потенциала. При этом происходит актуализация ресурсов каждого элемента городской структуры, появление новых структурных связей и это не разрушает существующие функции и связи, а как бы накладывается на них.

В результате нового состояния всей системы, ее элементы приобретают новые функции и новые способы взаимодействия. “Интеграция представляет собой процесс, в котором отношения между частями социальной системы — людьми, играющими те или иные роли, коллективами и учреждениями упорядочиваются способом, обеспечивающим гармоничное их функционирование в соответствующих связях друг с другом в системе... Интеграция представляет собой явление взаимной поддержки, взаимного содействия друг другу единиц социальной системы”. В том случае, если интеграция ослаблена или протекает вяло, условия для развития всех членов городского сообщества и всех элементов городского организма резко ухудшаются. И, напротив, интенсивно протекающая интеграция постоянно инициирует новое качество, задает новые импульсы к развитию. Городская интеграция — растянутый процесс, его протекание не очевидно, зато последствия — ощутимы.

Нормально функционирующая интеграционная инфраструктура обеспечивает: предсказуемость городской жизни, устойчивость и неизменность городской жизни, избыточность и возможность инноваций в процессе городской жизни, создание возможностей для свободы выбора того или иного вида городской жизнедеятельности.

Устойчивость. В самом деле, определенный состав и количество городских функций, повторяющийся изо дня в день, создает ощущение стабильности и позволяет надеяться на то, что и завтра и послезавтра горожанин сможет воспроизвести некоторый набор повторяющихся действий. Так, например, ежедневная покупка хлеба и прочих продуктов питания, как правило, осуществляется в одних и тех же магазинах, школьники ежедневно посещают одну и ту же школу, взрослые каждый день повторяют путь с работы на работу. Инфраструктура города, имеющая достаточное количество элементов, позволяет горожанам разнообразить выбор деятельности. Увеличение пространства выбора — повышение количества и разнообразия магазинов, появление новых школ с авторскими программами, экспериментальные постановки в театрах, равно как и расширение благоустроенных городских территорий, обновление парковых пространств и т.д. — создают новые возможности для городской жизнедеятельности, предоставляют горожанам новое поле для осмысления и освоения.

Наиболее общими признаками устойчивости инфраструктуры являются разнообразие, открытость, доступность.

Открытость - возможно большее количество функции доступных населению. Механистический взгляд на город способствовал утверждению ведомственного подхода к градоуправлению. В свою очередь это отразилось на инфраструктуре поселений. в которой все больше стало появляться закрытых для населения функций — ведомственные конторы, проектные институты, закрытые столовые и клубы, дома отдыха и бани, предназначенные только для работников конкретных ведомств.

Доступность - возможность в максимально короткий промежуток времени достичь и использовать требуемую функцию.

Избыточность - невостребованный потенциал — например: количество земли, новые производственные технологии, новое научное знание, авангардное искусство.

Повсеместность - обязательное присутствие элементов инфраструктуры во всех сферах городской жизни.

Неизменность - повторяемость механизма функционирования каждого элемента инфраструктуры.

Разнообразие подразумевает возможно большее количество функций и типов городского пространства. На первоначальных этапах становления западно-сибирских городских поселений количество функций и типов пространства было ограничено и росло очень медленно. Со временем, необходимость обслуживания тракта и потребность в самостоятельном обеспечении, а также все возрастающая включенность западно-сибирских поселений в складывающиеся в регионе отношения, способствовали углублению дифференциации существующих видов деятельности и социальных отношений, появлению новых и исчезновению старых функций.

Элементами инфраструктуры могут быть как самостоятельно развивающиеся, так и зависимые от чьей-то воли извне, замкнутые системы городских функций и отношений между людьми в рамках этих функций — например, системы образования, торговли, здравоохранения, богослужения и др. Элементы инфраструктуры создают для горожан сеть возможностей для реализации различных городских видов деятельности. Так, например, одновременное наличие в городе православной и католической церквей или синагоги вовсе не предполагает, что житель будет посещать все из них. Однако, их присутствие создает для него возможность, которую он может реализовать. Очевидно, что возможности предоставляемые элементами инфраструктуры, предназначенные для использования в процессе городской жизни, осваиваются населением настолько, насколько оно в них нуждается. То есть элементы инфраструктуры существуют в городе независимо от того, насколько они востребованы конкретным горожанином в данный момент. Между тем, именно возможности, предоставляемые городской инфраструктурой являются важнейшим регулятором самой городской жизни и наоборот в самой городской жизни, в уровне ее развития кроется секрет управления и качества инфраструктуры.

В условиях нормально устроенной инфраструктуры, обеспечивающей интеграцию, события, соразмерные ее чувствительным свойствам, неизбежно приобретают городское звучание. А дальше следует цепочка — процессы распознавания, протекции или гашения, распределения явлений по множествам возможных траекторий функционирования и развития — освоение явлений городом, их интеграция.

Разрушение памятника архитектуры — городское событие? Если да, то тогда его исчезновение должно немедленно вызывать изменения во всей инфраструктуре, если она существует по интеграционному принципу. Мало того, зрелая инфраструктура прежде, чем допустить разрушение памятника, внутри себя осуществит сложный набор действий и подготовит свое новое (без этого, предназначенного для разрушения элемента) существование. В любом случае, новое надо увидеть и понять. При слабых интегративных связях бывает трудно заранее увидеть и предусмотреть возможные последствия, иначе может произойти перераспределения функций и всю структуру начнет лихорадить. В худшем случае даже самые здоровые и перспективные начинания — “задохнутся”.

Если рассмотреть механизмы интеграции, то в них можно увидеть разные узлы, каждый из которых выполняет свою особую функцию по отношению к процессу. Если этого не происходит и реально возникшие трудности просто “обходятся” и на месте дефекта не возникает нового элемента инфраструктуры. Диагностировать данный кризис можно как рассогласованность интегративных механизмов.

Для рядового жителя участие в городской интеграции проявляется через необходимость переориентировки в возрастающем разнообразии новых форм оповещения, передачи информации, трансляции способов принятия решений, которые выстраиваются по разному в государственных и негосударственных (общественных, частных) структурах. Слабая информированность, осторожность в отношении к действующим структурам, затрудненность проникновения в них в силу их закрытости - далеко не полный перечень трудностей, с которыми приходится сталкиваться человеку при попытке сформировать свое собственное отношение к тому, что происходит с памятниками. Например, как относиться к недавно восстановленной часовне, которая как бы символизирует центр России?. Гордиться тем, что этот “центр” находится именно в Новосибирске, пусть на фоне “облупленного” здания “со строкой”? Испытывать смятение от того, что подземная часть его напичкана далекими от его прямой функции торговыми киосками? Любоваться его отражением в стеклянном фасаде магазина, стоящего рядом? Недоумевать по поводу того, что единственный способ воспользоваться часовней — это сфотографировать молодоженов в день их праздника? Наверняка мнения по этому поводу могут быть разные. Это и хорошо. Но для нас важно другое. Если бы восстановление часовни происходило в интегрированной инфраструктуре, то каждый из нас мог бы не только наблюдать широкую кампанию (образовательного, воспитательного, обучающего характера, взамен информационного), но и быть участником принятия разного рода решений по этому поводу. В нашей городской традиции это весьма трудно представить.

Такие трудности не субъективны, а отражают общие закономерности функционирования даже таких крупнейших городов, как Новосибирск. Эта общность проявляется в том, что “рыхлая”, слабонасыщенная городская среда, состоящая из элементов, обеспечивающих только устойчивое ее состояние, но не развивающееся, противостоит всяким росткам развития, создавая труднопреодолимые барьеры. А рыхлость городской среды — это не только слабая насыщенность, но прежде всего — это отсутствие интегративных связей в городе.

Ситуация неопределенности в которой часто оказывается горожанин, отсутствие четких рецептов поведения выявляет различную ориентированность в городском пространстве и различное проявление этих способностей. Оказывается, что у различных жителей города разные “интегративные” способности. Встречаются интегративно одаренные и даже талантливые люди. Одни очень легко и быстро ориентируются во вновь возникшей ситуации, других же это положение “парализует” или они используют его как оправдание своей несостоятельности. Подобная несостоятельность человека как горожанина неизбежно приводит впоследствии и к профессиональной некомпетентности.

Дифференциация понимается прежде всего как появление (не привнесение извне, а выделение из уже существующего набора) новых элементов, новых общественных, государственных структур, новых функций, новых учреждений, новых видов деятельности. При этом важнейшей особенностью этого механизма является то, что новое возникает как результат высокой концентрации и интенсивной интеграции, а не как результат административно-волевого решения. Дифференциация по существу представляет собой постепенный переход от нерасчлененных к расчлененным структурам и связям.

Фундаментальным свойством дифференциации является выделение и кристаллизация “уникальных”, специализированных элементов. Выделение новых элементов и новых видов деятельности специализирует направленность всей жизнедеятельности человека в городе, его профессиональную ориентацию, отношение к образованию, интересы в сфере досуга, нацеленность на понимание своего прошлого, и стало быть на формирование представления об архитектуре и архитектурной деятельности и т.д. Это в свою очередь вызывает дифференциацию самой среды, городской инфраструктуры, рождает потребность в усложнении городских пространств, углублении специализации обслуживания, транспорта, в появлении таких пространств, где бы архитектурная практика вовлекала разных людей и социальные группы в решение разного рода вопросов и т.д..

В отношении к архитектурному проектированию дифференциация проявляется в появлении разного рода общественных групп и инициатив, которые возникают как реакция на определенные ситуации, требующие разрешения. При этом, понятно, что результативным это будет только в случае хорошо действующих интегративных тенденций.

Как уже отмечалось, появление новых крупных социальных идей влечет за собой изменение ценностных ориентаций в обществе, вслед за этим меняются нормы поведения и деятельности общества, а затем пространственные формы поселений — характер застройки, архитектурно-градостроительная среда. Изменения материальной среды протекают медленнее, нежели видоизменяются социальные отношения. Именно это обусловливает то обстоятельство, что город можно считать одновременно и музеем, где хранятся в законсервированном виде остатки прежде актуальных культурных комплексов, и их библиотека, где можно, условно говоря, ими иногда попользоваться, и “кладбище”, где сохранились только знаки того, что прежде активно жило. Эти исторические материальные напластования прошлого разных времен в пространственной структуре поселений создают разнообразие, сложность и неоднозначность городского пространства.

Вы здесь: Главная Культурология Культурология (краткий курс) Человек в городской культуре