link6364 link6365 link6366 link6367 link6368 link6369 link6370 link6371 link6372 link6373 link6374 link6375 link6376 link6377 link6378 link6379 link6380 link6381 link6382 link6383 link6384 link6385 link6386 link6387 link6388 link6389 link6390 link6391 link6392 link6393 link6394 link6395 link6396 link6397 link6398 link6399 link6400 link6401 link6402 link6403 link6404 link6405 link6406 link6407 link6408 link6409 link6410 link6411 link6412 link6413 link6414 link6415 link6416 link6417 link6418 link6419 link6420 link6421 link6422 link6423 link6424 link6425 link6426 link6427 link6428 link6429 link6430 link6431 link6432 link6433 link6434 link6435 link6436 link6437 link6438 link6439 link6440 link6441 link6442 link6443 link6444 link6445 link6446 link6447 link6448 link6449 link6450 link6451 link6452 link6453 link6454 link6455 link6456 link6457 link6458 link6459 link6460 link6461 link6462 link6463 link6464 link6465 link6466 link6467 link6468 link6469 link6470 link6471 link6472 link6473 link6474 link6475 link6476 link6477 link6478 link6479 link6480 link6481 link6482 link6483 link6484 link6485 link6486 link6487 link6488 link6489 link6490 link6491 link6492 link6493 link6494 link6495 link6496 link6497 link6498 link6499 link6500 link6501 link6502 link6503 link6504 link6505 link6506 link6507 link6508 link6509 link6510 link6511

Индикационная геоботаника — ИНДИКАЦИЯ ПОДЗЕМНЫХ ВОД В ПУСТЫНЯХ

ИНДИКАЦИЯ ПОДЗЕМНЫХ ВОД В ПУСТЫНЯХ

Геоботаническая индикация подземных вод (гидроиндикация) в пустынях применяется очень широко. Истоки гидроиндикационных исследований в пустынях следует искать в работах как географов (П. С. Паллас, Э. Эверсман), так и гидрогеологов (О. К. Ланге, Ф. П. Саваренский, В. А. Приклонский). В "настоящее время вопросы гидроиндикации в аридных регионах наиболее интенсивно исследовались И. Н. Бейдеман, С. В. Викторовым, Б. В. Виноградовым, Е. А. Востоковой.

В аридной гидроиндикации существуют в настоящее время четыре основных направления: 1) индикация местных вод, 2) индикация обводненных разломов, 3) индикация грунтовых потоков, 4) индикация фильтрации около самоизливающихся скважин. Первое имеет более Широкое распространение, остальные только начинают формироваться.

Под местными водами известный исследователь пустынь В. Н. Кунин (1959) подразумевал различные локальные скопления подземных вод, не образующих единого регионального водоносного горизонта, а располагающихся обособленно и, большей частью, на умеренной глубине. Генезис этих скоплений разнообразен, но обычно зависит от сочетания факторов, имеющих ограниченное распространение на том или ином участке и строго с ним связанных. Практическое значение местных вод очень велико, поскольку в силу их неглубокого залегания человек в процессе хозяйственной деятельности встречается с ними постоянно. Они оказываются незаменимым источником водоснабжения пастбищ в полупустынях и пустынях. Сопряженность _ местных вод с определенными ландшафтами настолько велика, что, по мнению известного гидрогеолога А. М. Овчинникова (1955), они «настолько тесно связаны с растительным покровом и почвами, что скорее являются объектом изучения почвоведов и грунтоведов, чем гидрогеологов».

Изолированные скопления неглубокозалегающих подземных вод часто именуются линзами. Наиболее распространенными типами их являются подпесчаные, подтакырные, каньонные, приканальньи". В качестве индикаторов подпесчаных линз выступают физиономически различные части массива песков:

сильно расчлененные незакрепленные пески индицируют область питания линзы, полузакрепленные пески с фреатофита-ми в котловинах выдувания — область транзита линзовых вод, а густые сомкнутые заросли фреатофитов на дне котловин выдувания, так называемые «чуроты» (часто с участием древесных и кустарниковых видов, создающих компактные рощи), — область разгрузки линзы. Последняя чаще всего бывает приурочена к окраине песчаного массива на границе его с суглинистыми равнинами. Зона разгрузки часто окаймляется полосой солончаков, где выклинившиеся воды линзы испаряются, обогащая почву солями. Индикаторами этой полосы служат сарсазанники. Однако при этом еще не вполне определена тенденция эволюции минерализации линзы, так как не ясно, как отделить линзы с более или менее стабильным низким содержанием солей от линз, постепенно осолоняющихся.

Исследование большого количества песчаных массивов в Прикаспии и Приаралье показывает, что средством эффективного прогнозирования изменения минерализации вод в линзах является описание эколого-генетических рядов фитоценозов.

Для линз с устойчивой низкой минерализацией характерен ряд, имеющий очень простую структуру и заключающий в себе всего два элемента: развеянные барханные пески с пионерами-псаммофитами (селин, песчаная акация) и котловину выдувания с характерным микроландшафтом -«чурота», т. е. с зарослями фреатофитного крупнотравья (тростник, чий, солодка) и группами деревьев-фреатофитов (тополь, ива, лох). При повышении минерализации структура ряда усложняется. В наиболее пониженных частях чуротов первоначально обособляются лужайки солончаковых злаков (главным образом прибреж-ницы), а среди гликофильных фреатофитов появляются однолетние солелюбивые растения (однолетние галофиты) с неглубокой корневой системой, указывающие на засоление поверхностных горизонтов почвы (где соленакопление проявляется наиболее рано). Типичными их представителями являются гла-укс морской, солерос и однолетние сведы.

При дальнейшем усилении минерализации в наиболее пониженных частях котловины выдувания формируются группировки галофильных фреатофитов с глубокой корневой системой. Среди них часты и кустарники (селитрянка, дереза туркменская и русская) и полукустарники (сарсазан, поташник, соляноколосник). Появление этих растений свидетельствует о практически необратимом засолении линзы. Если соленакопление продолжается и линза находится в условиях незначительного оттока и слабого водообмена, то минерализация ее вод повышается и все большее количество солей начинает вноситься в почву, механический состав которой, утяжеляясь под влиянием органических остатков густой сомкнутой растительности чуротов '"благоприятствует соленакоплению. Это обусловливает эволюцию наиболее пониженных частей чуротов первоначально в бугристый, а потом в мокрый солончак — «сор».

Часто все перечисленные сообщества непосредственно контактируют друг с другом; иногда барханы с пионерами-псаммофитами могут лежать в стороне (если линза смещена относительно места своего возникновения), и тогда между барханами и чуротом лежит область транзита, занятая закрепленными песками. При наиболее значительном засолении линзы в центре располагается солончак, лишенный растительности, вокруг него — пояс бугристых сарсазанников, а далее, ближе к периферии — кольцо солончаковых лужаек, подступающее почти к подножию барханов, окружающих весь поясной комплекс. Надо, однако, отметить, что индикация процесса осолонения линзы может быть наиболее четкой, если линза располагается внутри песчаного массива и областью ее разгрузки являются чуроты, лежащие в котловинах среди барханов. Если разгрузка линзы происходит на окраине песчаного массива, то отделение заселяющихся линз от имеющих стабильную минерализацию затруднительно. Все вышесказанное заставляет проявлять крайнюю осторожность при закреплении песков. Прежде чем провести работы по закреплению барханного массива, следует выяснить, не является ли он областью питания какой-либо практически важной подпесчаной линзы. В противном случае можно нанести существенный урон делу водоснабжения отгонных пастбищ.

При индикации подпесчаных линз трудно объяснимым представлялось довольно частое появление группировок влаголюбивых видов не в котловинах выдувания между барханами, а на склонах последних, на довольно значительной высоте над дном котловины. Кажется маловероятным, чтобы корни этих растений могли пронизать многометровую толщу незакрепленного песка и достичь водонасыщенного грунта ниже уровня дна межбарханного понижения. Исследования Е. А. Востоковой показали, что заросли влаголюбов на склонах бархана являются показателями существовавшей здесь некогда котловины выдувания и лежавшей под ней линзы; оби представляют собой реликт растительности, заселявшей котловину. Перевеваемый песок, накапливаясь в течение многих лет около густого сомкнутого высокого травостоя, постепенно захороняет его; там, где была котловина выдувания, формируется бархан. Таким образом, есть все основания для того, чтобы искать воду у подножия тех барханов, на склонах которых существуют заросли фреато-фитов.

Некоторые своеобразные особенности обнаруживают линзы песчаных приморских кос, имеющие определенное значение в водоснабжении поселков и посевов на морских побережьях. По исследованиям Н. П. Назаровой на берегах Азовского моря линза обычно связана с наиболее повышенной частью (гребнем) косы и несколько вытянута вдоль нее в виде узкой прерывистой полосы. Эта полоса обозначается обычно густыми зарослями солодки и клубнекамыша.

Картографирование индикаторов подпесчаных линз легко осуществляется с помощью аэрометодов. И при аэровизуальных наблюдениях и на аэрофотоснимках как барханные массивы с псаммофильными злаками, так и депрессии с фреатофита-ми видны очень четко. Для аэрофотоизображения первых характерны специфические формы барханного рельефа и ветровая рябь; для вторых — создаваемая ими четкая темная (почти черная) пятнистость; каждое пятно резко отграничено от окружающего фона и внутри себя является совершенно бесструктурным, равномерно темным. Появление однолетних галофитов обнаруживается лучше всего при осенних аэровизуальных наблюдениях по специфической темно-пурпуровой или оранжевой окраске их.

Методика индикации подтакырных линз изучена пока незначительно. Такыры представляют собой плоские тяжелосуглинистые или глинистые поверхности, часто совсем лишенные растительного покрова или с очень разреженной растительностью и обычно с характерной полигональной трещиноватостью. Боль-134

шинство такыров располагается не обособленно, а ассоциировано в такырньге системы. Под ними следует понимать группы такыров, связанных друг с другом узкими извилистыми такырны-ми полосами и окруженных общей водосборной поверхностью. Существование такырных систем наиболее выражено в пустынях, лежащих на останцовых плато, и в супесчано-суглинистых пустынях древнеаллювиальных равнин. Поиски такырных линз в пустынях целесообразно начинать с анализа структуры такырных систем. Обычно в центре системы располагается крупный такыр, который принимает в себя сток с большого числа периферических такыров, расположенных на более высоких гипсометрических уровнях. Такие центральные такыры часто именуются «такырами отстаивания», так как на них преобладает именно этот процесс, тогда как окружающие их такыры, направляющие сюда свой сток, определяются как «такыры транзита».

Под такырами отстаивания чаще всего и формируются линзы подземных вод. Однако не все такыры отстаивания служат очагами их образования. Присутствие линзы определяется по особенностям контактной полосы, в которой такыр соприкасается с окружающей территорией, и по некоторым чертам поверхности такыра. Признаком присутствия линзы служит небольшой уступ, окружающий такыр, прорезанный рядом мелких промоин, свидетельствующих об активном стоке, а также и растительный покров контактной полосы. Наличие здесь глубококорневых фреатофитов типа верблюжьей колючки, итцегека, тамариксов говорит о угроятности присутствия линзы под такыром, также как и развитие вокруг такыра густой, отчетливо выраженной эрозионной сети. В элементах ее также обычно растут фреато-фиты.

Гидроиндикационное значение имеют различные формы микро- и нанорельефа и растительности на поверхности такыра. На поверхности многих такыров отмечается присутствие водорослевых налетов. Анализ небольшого числа аэрофотоснимков, на которых эти налеты удается заметить, позволяет предполагать, что они наиболее густы яад той частью такыра, где располагается линза, что, возможно, связано с более благоприятным увлажнением, объясняемым диффузией водяного пара к поверхности по трещинам такырного суглинка. Существуют предположения, что под влиянием водорослевых налетов такыр-ная корка может разрыхляться, разрушаться и образовавшийся материал, аккумулируясь около растений, случайно занесенных на такыр, может создать систему сперва мелких, потом более крупных бугорков, рассеянных по такыру. Механизм их формирования разъяснен И. И. Гранитовым, назвавшим этот процесс естественной фитомелиорацией такыров. Следовательно, образование беспорядочно рассеянных разнообразных фитоген-ных бугорков на такырах, очевидно, стоит в связи с влиянием подтакырных линз и является их индикатором. Особенно отчетливы эти связи на центральных такырах отстаивания.

Различия в гипсометрических уровнях центрального такыра и периферических элементов такырной системы невелики, и поэтому не всегда легко определить направление стока внутри нее. Между тем при поисках линз это имеет большое значение. Для решения этого вопроса также могут быть использованы определенные индикаторы — так называемые растительные дуги. Они имеют вид невысоких (около 0,5 м) валиков, заросших растениями и дугообразно пересекающих такыр от одного борта до другого. Обычно такыр оказывается пересечен серией таких дуг, причем выпуклая часть дугообразного валика указывает направление стока. Подобные структуры глинистых поверхностей описаны у нас и за рубежом и получили название «вали-ковых такыров». Возникновение их объясняют тем, что весенние осадки заставляют набухать такырную корку, она приобретает характер жидкой текучей массы и медленно движется в направлении общего стока. Движение это более замедленно у бортов такыра и ускоренно на его открытой поверхности. В процессе течения разжиженная масса образует волнообразные складки, которые остаются на ее поверхности и после схода осадков и обсыхания. Каждый из таких валиков превращается в миниатюрный экран, задерживающий семена растений, переносимые ветром по такыру. Поэтому на валике быстро появляется растительность; ее присутствие еще более способствует росту валика, так как она увеличивает его экранирующую роль. Наиболее частыми образователями растительных дуг в пустынях являются солянка восточная, боялыч, различные полыни.

С такырами связана и другая важная задача индикации. По инициативе известного исследователя пустынь В. Н. К.уни-на в щебнисто-суглинистых пустынях (Устюрт) были предприняты работы по искусственному формированию подтакырных линз. Путем направленных взрывов сооружается поглощающий котлован, с помощью которого сток с такыра направляется 'па заданную глубину и накапливается на ней. При проведении подобных работ исключительно большое значение приобретает изучение путей стока в такырных системах, так как только таким путем можно выбрать оптимальное положение котлована, эта задача удовлетворительно решается детальным дешифрированием растительных дуг. Однако возникает еще и проблема оценки такыра как объекта для подобных работ. Рыхлая толща такырных отложений на Устюрте подстилается на _ небольшой глубине известняками. При сильной трещиноватости последних создается опасность быстрой фильтрации аккумулированных вод на значительные глубины и практической потери их для водоснабжения. Ландшафтные индикаторы позволяют ориентировочно оценить трещиноватость материнской породы и глубину ее залегания. Там, где подстилающая такыр толща сильно трещиновата, поверхность его заселяется разреженно, но равномерно рассеянными экземплярами крупных кустарников, корни которых проникают глубоко по трещинам. Такие такыры непригодны для искусственного формирования линз. Появление на поверхности такыра приземистых полукустарниковых гипсофитов (ежовника усеченного, нанофитона ежевид-ного) свидетельствует о малой мощности рыхлой толщи и близком залегании огипсованных известняков. Такие условия уже более приемлемы для сооружения котлована. Оптимальными же являются обширные открытые такыры, практически лишенные высших растений и несущие только водорослево-лишайниковые налеты. Здесь мы встречаемся с мощной толщей такырных отложений, подстилаемых плотным нетрещиноватым известняковым фундаментом.

На крупномасштабном аэрофотоизображении местности обычно удается распознать локальные сгущения растительности — водорослевые налеты и единичные растения, проникшие на такыр. В песчаной пустыне повышенная вегетативная мощность кустарников по окраинам такыров, содержащих подта-кырные линзы, обычно заметна в виде отчетливого темлого крапа, создаваемого крупными, пышно развитыми их экземплярами. Кайма фреатофитов вокруг аналогичных такыров в каменистых пустынях заметна в виде узкой темной полосы, а вре-занность такыров воспринимается стереоскопически. Валиковый нанорельеф создает отчетливую поперечную дугообразную ис-черченность, хорошо видимую даже на снимках среднего масштаба.

Малоисследованным типом линз подземных вод в пустынях -являются ie, которые сформированы в скоплениях коллювия на обрывистых склонах пустынных скалистых плато. Их иногда называют «каньонными», так как они образуются за счет инфильтрации осадков и конденсации водяного пара на дне глубоких, узких, каньонообразных ущелий, прорезающих обрывы плато. На бортах таких ущелий наблюдаются крупнообломочные осыпи, по которым развиты заросли чия, тростника, дерезы русской и сведы мелколистной. Массовое появление этих фреатофитов на скоплениях обломков позволяет предположить, что уже в них отчасти начинается тот процесс накопления влаги, которой приводит к формированию линзы. Большая часть дна ущелий покрыта также чиевниками. В наиболее глубоких ущельях развиты своеобразные поясные комплексы. Центральную часть комплекса занимает ассоциация тростника. Нанорельеф этой части понижения обычно кочковатый. Кочки покрыты группировками галофитов. Центральную часть, имеющую 20-50 м в диаметре, окружает пояс зарослей тамарикса с участием тростника, лиан (ломонос восточный, ластовень). Физио-"номически этот пояс напоминает тугаи (долинные леса рек Средней Азии), так как тамарикс достигает высоты 3 м, очень густ и 'хорошо возобновляется. Засыхание тамариксов и зарослей чия, а также увеличение обилия галофитов указывает на истощение линзы и ее засоление.

Приканальные линзы формируются главным образом за счет боковой фильтрации воды из канала или же за счет влияния канала на гидрогеологические условия окружающей территории. Существуют два наиболее типичных случая геоботаниче-ской индикации вод, фильтрующихся из канала. Один из них имеет место, когда канал проложен по медленно фильтрующим грунтам (суглинки, тяжелые супеси) и лишь на ограниченных отрезках пересекает настоящие пески. Такое сочетание условий встречается на древних аллювиально-дельтовых равнинах старо-речий. Представителями этих ландшафтов в СССР являются Кунядарьинская равнина (область староречий Амударьи) и Жа-надарьинская равнина (область староречий Сырдарьи). Здесь пески имеют малую мощность и подстилаются более тяжелыми аллювиальными отложениями. Только древние русла оказываются заполненными песком, захоронившим их на более или менее значительную глубину.

Пока трасса канала проходит по подстилающим породам,. фильтрационныр потери очень малы и практически не воздействуют на растительность. Но как только канал пересекает захороненное песком древнее русло, возникает усиленная фильтрация, быстро приводящая к возникновению приканальной линзы грунтовых вод, вплотную прилегающей к трассе кана.-а. Процесс формирования этой линзы обозначается следующим рядом сообществ: 1) на участках, захваченных фильтрацией в течение ближайшего года. "нет изменений в флористическом составе, но все пустынные кустарники и деревья — джузгун, белый саксаул, ^черный саксаул — обильно плодоносят и обнаруживают пышное вегетативное развитие; 2) на участках, захваченных фильтрацией в течение двух-трех лет, формируются сообщества верблюжьей колючки, тростника, карелннии каспийской, располагающиеся главным образом в отрицательных элементах рельефа; 3) на участках, захваченных фильтрацией более трех лет, формируется тамариксовый тугай (т. е. густые заросли различных видов рода Tamarix) с участием колючего кустарника чингиля, единичных деревьев лоха, ивы, тополя, с влаголюбивым разнотравьем (тростник, верблюжья колючка, каре-линия, солодка и др.), не редки лианы — ломонос, ластовепь. Исследования, проведенные в тугаях речных долин, показывают, что частая встречаемость лоха характерна для менее засоленных участков тугая, тополя — для среднезасоленных, господство тамариксов свидетельствует о тенденции к росту засоления.

Формирование приканальных линз в ряде случаев является желательным. Поэтому целесообразно вести дешифрирование древних русел, захороненных песком, и направлять трассы каналов так, чтобы пересечь их.

Иные ландшафты обозначают собой фильтрацию, захватившую большую площадь и происходящую почти неограниченно, что случается, когда канал проходит на значительном протяжении по мощному песчаному массиву. Начальные стадии проuecca здесь сходны с описанными выше. Но уже после трех (иногда пяти) лет распространения фильтрации на участок по всем отрицательным элементам рельефа песков начинается формирование фильтрационных озер, зарастающих тростником и окруженных тамариксовым тугаем, аналогичным описанному для приканальных линз. В наиболее удаленных от канала частях территории, где воды фильтрационных озер пополняются не так равномерно, они могут быть сильно израсходованы на трансни-рацию тростниковыми и тамариксовыми зарослями, что вызовет локальное повышение их минерализации. Тогда здесь возникают солончаковые тугаи, т. е. тамариксовые заросли с участием галофитов: соляноколосников, поташников, которые при прогрессирующем засолении сменяются настоящими солончаками с типичными для них видами (сарсазан, солерос). Таким образом, ряд сообществ, индицирующих формирование обширных фильтрационных полей около каналов, таков; участки массового плодоношения и повышенной вегетативной мощности пустынных псаммофитов-»-фильтрационные озера с тростником в окружении тугаев-*-солончаковые тугаи-»-солончаки с сочными галофитами. Человек может успешно воспрепятствовать этому процессу, задержав его на второй стадии путем посадок деревьев около озер.

Фильтрационные озера и возникающие на их месте солончаковые тугаи и солончаки дешифрируются с большой четкостью на аэрофотоснимках любых масштабов.

Гидроиндикация обводненных разломов пока изучена очень слабо. Линии разломов, по которым поднимаются глубинные напорные воды, Тлогут иметь большое значение для водоснабжения при отсутствии других его источников. В качестве индикаторов их используются главным образом различные сообщества фреатофитов, отличающиеся линейной ориентировкой (обычно-вдоль разлома), и цепи крупных фитогенных бугров, называемых чоколаками (чукалаками). Чоколаки образуются около кустов некоторых фреатофитов, обладающих способностью усиливать свой рост по мере засыпания их рыхлым материалом. В пустыне это свойственно преимущественно тамариксам, селитрянке Шобера, а также, отчасти, черному саксаулу (его наиболее крупным древовидным формам). Способность к образованию чоколаков проявляется у этих растений, когда они находятся в наиболее благоприятных условиях увлажнения — при значительной близости грунтовых вод к поверхности. Поэтому беспорядочно рассеянные чоколаки могут возникнуть в самых различных местообитаниях, если субстрат рыхл, а грунтовые воды залегают на небольшой глубине. Но образование четких цепей чоколаков свойственно лишь обводненным разломам.

Линейно ориентированные сообщества фреатофитов и цепочки чоколаков очень хорошо видны на аэрофотоснимках. Характер растительности позволяет определить степень минерализации вод. Если воды мало минерализованы, то по центральной осевой части полосы влаголюбивой растительности располагаются гликофиты (лох, чингиль, сомкнутые заросли высоких тростников), а по периферии формируется кайма галофитов (солерос, сарсазан, прибрежница); при высокой минерализации вся полоса влаголюбивой растительности образована галофцтами, и она покрывает также и склоны чоколаков.

Индикация грунтовых потоков изучена Е. А. Востоковой для супесчано-суглинистых пустынь древних аллювиальных равнин (Жанадарья, Кунядарья). Грунтовые воды фильтруются обычно в толще отложений, выполняющих дно старых русел. Такие обводненные русла характеризуются полосами густых черносакса-уловых рощ, окаймляющих их борта. По дну русел часты заросли тамариксов и верблюжьей колючки.

Гидроиндикации грунтовых потоков уделяется особое внимание в предгорных пустынях. Объектом индикации являлись воды пролювиальных шлейфов. В СССР такие исследования были произведены на предгорных равнинах Мангышлакского Каратау и в предгорьях, обрамляющих Ферганскую долину. Результаты показали, что гипсометрически более высокая часть конусов выноса, где идет просачивание вод вглубь, обозначается сообществами ксерофильных омброфитов (чаще всего эфемеров) и зарослями ксерофильных кустарников (боялыч, солянка восточная). Фреатофиты распространены по периферии конусов выноса — в области выклинивания грунтового потока. Наличие здесь фреатофитов (пальчатника, ситников) отмечается даже в том случае, если территория покрыта посевами. Грунтовым потокам, фильтрующимся в толщах овражного аллювия, выполняющего дно русел временных водотоков на предгорных равнинах, посвящено некоторое количество зарубежных работ. Вади (русла временных водотоков) в пустыне Негев, обладающие благоприятными условиями увлажнения, поддерживаемыми наличием грунтовых потоков, опознаются путем косвенной индикации по сомкнутым зарослям акаций. Имеются данные о растительности Сахары, по которым можно построить следующую гидроиндикационную схему (табл. 31).

В Западном Ираке русла временных предгорных водотоков с неглубокозалегающим грунтовым потоком распознаются по сочетанию болот с рогозом узколистным, тростником и тополе-во-тамариксовых рощ.

В настоящее время довольно широко и эффективно осуществляется орошение участков пустыни водами артезианских скважин. Однако если вода скважины поступает непосредственно в окружающий ее естественный ландшафт, не используясь на орошение, то она может вызвать локальное засоление. Отмечено несколько вариантов экологических рядов сообществ, являющихся индикаторами этого процесса в зависимости от того, в каком типе пустыни он будет развиваться. Наиболее изучены ряды, формирующиеся на такыровидных поверхностях древних аллювиальных равнин. Исходным членом ряда являются узкие полосы солончаковых лугов, формирующихся по краю озера, в которое превращается такыр, затопленный разлившимися по нему водами скважины. Господствует здесь соле-любивый стелющийся злак прибрежница (ажрек). Однако по мере удаления от берега озера ажрековые лужайки сменяются сначала группировками гликофильных (преснолюбивых) фреа-тофитов (итцегек, тамарикс развесистый), а потом типичных галофитов (соляноколосник, сарсазан). Этот ряд отражает по-


Связь растительности с гидрогеологическими условиями русел временных водотоков в Сахаре


Условия увлажнения

в руслах

Растительные индикаторы

Русла с уровнем грунт глубже 3 м

овых вод не

сомкнутые заросли тамарикса французского по дну русла

Русла с уювнем грунт глубже 5 ^при содержан натрия не более 3 г/л

овых вод не ии хлористого

галерейные заросли по бортам русла из тамарикса французского и фарсетии развесистой

Подобные русла, но с хлористого натрия более

содержанием 3 г/л

те же индикаторы, но с участием галофитов (лебеда солончаковая, солянка вонючая)

Русла с уровнем грунтов 7м

ых вод около

галерейные заросли тамарикса. По дну русла — редкие экземпляры тамарикса членистого

степенное засоление вод и почв вокруг озера, сформировавшегося у скважины за счет пропитывания такырной толщи водой и постепенного выноса солей на поверхность в силу испарения и капиллярного поднятия влаги.

Несколько иной ряд формируется там, где воды скважин изливаются в аллювиальные пески, подстилаемые на небольшой глубине глинистой толщей. Здесь на начальных звеньях ряда около скважины бурно разрастаются верблюжья колючка, итцегек, образуя вокруг нее обширное поле. Только на участках, удаленных от скважины, появляются галофиты. Наличие такого ряда с преобладанием гликофитов обозначает участки, оптимальные для растениеводческого освоения песков. Засолению почв здесь препятствует низкая капиллярность песка, а подстилающая его толща глин не позволяет воде просачиваться на значительную глубину. Прл долгом неконтролируемой самоиз-ливе вокруг скважины формируется озеро, окруженное тростниковыми зарослями и тамариксовыми тугаями.


Вы здесь: Главная Биология Ботаника Индикационная геоботаника