link2960 link2961 link2962 link2963 link2964 link2965 link2966 link2967 link2968 link2969 link2970 link2971 link2972 link2973 link2974 link2975 link2976 link2977 link2978 link2979 link2980 link2981 link2982 link2983 link2984 link2985 link2986 link2987 link2988 link2989 link2990 link2991 link2992 link2993 link2994 link2995 link2996 link2997 link2998 link2999 link3000 link3001 link3002 link3003 link3004 link3005 link3006 link3007 link3008 link3009 link3010 link3011 link3012 link3013 link3014 link3015 link3016 link3017 link3018 link3019 link3020 link3021 link3022 link3023 link3024 link3025 link3026 link3027 link3028 link3029 link3030 link3031 link3032 link3033 link3034 link3035 link3036 link3037 link3038 link3039 link3040 link3041 link3042 link3043 link3044 link3045 link3046 link3047 link3048 link3049 link3050 link3051 link3052 link3053 link3054 link3055 link3056 link3057 link3058 link3059 link3060 link3061 link3062 link3063 link3064 link3065 link3066 link3067 link3068 link3069 link3070 link3071 link3072 link3073 link3074 link3075 link3076 link3077 link3078 link3079 link3080 link3081 link3082 link3083 link3084 link3085 link3086 link3087 link3088 link3089 link3090 link3091 link3092 link3093 link3094 link3095 link3096 link3097 link3098 link3099 link3100 link3101 link3102 link3103 link3104 link3105 link3106 link3107

Лекции по культурологии: от средневековья до 1917 года — ОСНОВЫ ПРОТЕСТАНТСКОЙ КУЛЬТУРЫ

РАЗВИТИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПЕРИОД РЕФОРМАЦИИ.

ОСНОВЫ ПРОТЕСТАНТСКОЙ КУЛЬТУРЫ.

Важнейшим этапом в культурно-историческом развитии Европы явилась Реформация — широкое религиозное и социально-политическое движение, начавшееся в начале XVI в. в Германии и направленное на преобразование христианской религии.

Реформация стала первым решительным выступлением поднимающейся буржуазии против отживших средневековых порядков. Посредством преобразования христианской религии, изменения вероисповедальных установок и мироощущения массового человека она дала мощный толчок развитию новых, капиталистических, общественных отношений и нового типа личности.

Непосредственным видимым результатом Реформации стало выделение из католического вероисповедания третьей разновидности христианства — протестантизма и ограничение всевластья римско-католической церкви. Крупнейшими протестантскими конфессиями стали лютеранство, кальвинизм, англиканство и целый ряд протестантских сект — баптистов, адвентистов, методистов, квакеров и т.д.

В то же время действительное содержание и смысл этого движения, как и его объективные результаты, были, как это часто случается с массовыми движениями, скрыты от сознания не только его рядовых участников, но и вдохновителей-идеологов, что ставит перед исторической наукой проблему выявления подлинного значения Реформации для культурно-исторического процесса.

Хронологически Реформация совпадает с завершающим периодом эпохи Возрождения. Но обычно историческое значение этой героической эпохи связывают с идеями и художественными достижениями гуманизма, провозгласившего в противовес средневековому христианскому аскетизму и принижению человека его величие и достоинство, его право на творческую разумную деятельность, на наслаждение и счастье в земной жизни. Гуманисты провозгласили самоценность человеческой жизни, независимость достоинства личности от происхождения и родовитости, настаивали на способности человека к постоянному совершенствованию и выражали уверенность в его безграничных возможностях.

Сами деятели Реформации были в основном выходцами из народа, развившими свои способности упорным трудом, фанатически твердые в своей вере и являвшие полную противоположность гуманистам — прекрасно образованным аристократам, знатокам философии, литературы, изящных искусств и поэзии.

Рост городов, развитие торговых связей, городской культуры, появление свободных от феодальной зависимости сословий подрывало основы феодализма.

На стороне католической церкви стояла тысячелетняя традиция духовного попечительства, она имела огромный авторитет в массах верующих, опиралась на силу светской власти и сурово расправлялась со всеми отклонениями и ересями. Более того, тяготы, налагаемые на верующего католической церковью с ее культом и обрядностью, несоизмеримы с тяготами, проистекающими из протестантского требования сурового и непреклонного исполнения «мирской аскезы» — одних только церковных праздников в католицизме чуть ли не половина календаря, тогда как протестантизм приравнял праздность к самым страшным порокам.

Тем не менее, католическая церковь не смогла противостоять идеям протестантских теологов, увлекшим огромные массы людей, которые вряд ли могли разобраться в теологических и вероисповедальных различиях между новым и старым способом верить в Бога.

Это удалось потому, что ответ, данный деятелями Реформации на вызов истории, оказался понятным и близким погруженным в религию, но не разбирающимся в теологических тонкостях массам: католическую церковь следует отвергнуть потому, что она безнравственна, а следовательно, безбожна.

Римско-католическая церковь была международным центром всей феодальной Западной Европы, объединившим ее в одно большое целое под своей духовной и политической властью. Она сама была крупнейшим феодалом средневековья, владея третью всех земель и угодий, распоряжаясь трудом и его плодами проживающих на них крестьян. Ей полагалась церковная «десятина» — десятая часть со всех прибытков и доходов и феодалов, и крестьян.

Она ревностно освящала феодальный строй, феодальную иерархию классов и сословий, угнетение и эксплуатацию народных масс ореолом божественной благодати.

Власть церкви была огромна — даже европейские короли короновались римским папой почти до XIV в. и находились в зависимости от него.

В условиях формирования крупных централизованных монархий, когда возвышающаяся королевская власть, опираясь на городские сословия, постепенно сломила мощь удельного дворянства, такое положение становилось все более нетерпимым и для светской власти.

Католическая церковь, достигнув небывалой власти над странами Западной Европы и владея несметными богатствами, оказалась тем не менее к концу XIV в. в очень печальном положении.

Возникнув как движение бедных и униженных, гонимых и порабощенных, христианская религия стала в средние века господствующей духовной и политической силой. Католическая церковь в этот период достигла высшего светского владычества. Нигде и никакая другая церковь не имела дела с таким опасным искушением, как безграничная светская власть. Такое безраздельное господство римско-католической церкви во всех сферах жизни, ее абсолютная монополия на власть и привела, в конечном счете, эту церковь к внутреннему перерождению и разложению.

На самом деле инквизиционные трибуналы стали орудием борьбы «князей церкви» — церковной номенклатуры — со своими противниками. Жертвами инквизиции стали многие выдающиеся ученые, писатели, врачи, тысячи простых людей, попавших в немилость к служителям церкви или ставших жертвами доносов недоброжелателей. Имущество еретиков подлежало конфискации в пользу церкви, причем значительная его часть шла на содержание трибунала.

Проповедуя смирение, бедность и воздержанность, церковь непристойно богатела, наживаясь на всем: помимо положенной ей «десятины» она брала с бедных прихожан плату за крещение, венчание, исповеди, отпевания и другие обряды. Полностью равнодушный к делам веры и учению Христа, римский папа проводил время в пирах и увеселениях, устраивал вместе с приближенными кардиналами оргии, а в деле укрепления собственной власти не брезговал самыми преступными средствами.

Однако порча поразила не только высшие эшелоны церкви — рядовые священники в условиях полной бесконтрольности и безответственности осуществляли службу как попало, отличались невежеством, ленью, жадностью и похотливостью.

При таком состоянии дел всякий порядочный христианин был просто обязан со всей решимостью выступить против официальной католической церкви, чем бы это ему ни грозило. Именно это обязательство двигало Мартином Лютером (1483-1546), когда он, уже отлученный папой от церкви, принял решение явиться на рейхстаг в Борисе в 1521 г. для объяснения своей позиции. Лютер почтительно отказался от вооруженной охраны со стороны своих сторонников, ибо им руководило не рассуждение о степени опасности предприятия, а невозможность уклониться от выполнения долга честного христианина. Изложение своей позиции на рейхстаге он закончил знаменитыми словами, утвердившими долг совести, изменить которому для уверенного в своей правоте человека просто невозможно: «На том стою и не могу иначе. Да поможет мне Бог!». Таким образом, именно внутреннее разложение католической церкви, ее властолюбие, жадность и алчность сделали эту церковь абсолютно неспособной возглавить прогрессивные преобразования в обществе и одновременно породило внутри самой церкви мощный протест. Этот протест отражал широкие общественные настроения, и для своей действенности он нуждался в энергичном религиозном выражении, чем и стала Реформация. Фактически Лютер потребовал возврата к нравственным принципам первоначального христианства с его простотой, искренностью, погруженностью в веру. Человек не должен искать промежуточных инстанций для спасения — уповая на них и наделяя их правом наказывать и прощать, он изменяет Господу, умаляет его величие. Новое понимание христианской веры как непосредственной личной связи человека с Богом, сильнейший удар по католической церкви как духовному и политическому оплоту феодализма, ограничение церковного авторитета в делах веры и нравственности и утверждение свободы совести, защита и обоснование высокой религиозно-этической ценности труда и освящение деловой предприимчивости — вот далеко не полный перечень заслуг Мартина Лютера, обусловивших его вклад в становление раннебуржуазной идеологии и культуры.

Вы здесь: Главная Культурология Культурология (краткий курс) Лекции по культурологии: от средневековья до 1917 года