link2812 link2813 link2814 link2815 link2816 link2817 link2818 link2819 link2820 link2821 link2822 link2823 link2824 link2825 link2826 link2827 link2828 link2829 link2830 link2831 link2832 link2833 link2834 link2835 link2836 link2837 link2838 link2839 link2840 link2841 link2842 link2843 link2844 link2845 link2846 link2847 link2848 link2849 link2850 link2851 link2852 link2853 link2854 link2855 link2856 link2857 link2858 link2859 link2860 link2861 link2862 link2863 link2864 link2865 link2866 link2867 link2868 link2869 link2870 link2871 link2872 link2873 link2874 link2875 link2876 link2877 link2878 link2879 link2880 link2881 link2882 link2883 link2884 link2885 link2886 link2887 link2888 link2889 link2890 link2891 link2892 link2893 link2894 link2895 link2896 link2897 link2898 link2899 link2900 link2901 link2902 link2903 link2904 link2905 link2906 link2907 link2908 link2909 link2910 link2911 link2912 link2913 link2914 link2915 link2916 link2917 link2918 link2919 link2920 link2921 link2922 link2923 link2924 link2925 link2926 link2927 link2928 link2929 link2930 link2931 link2932 link2933 link2934 link2935 link2936 link2937 link2938 link2939 link2940 link2941 link2942 link2943 link2944 link2945 link2946 link2947 link2948 link2949 link2950 link2951 link2952 link2953 link2954 link2955 link2956 link2957 link2958 link2959

Гражданская защита: аварии на хим. объектах, терроризм, меры по обеспечению безопасности

Характеристика аварий на химически опасных объектах

Химическое оружие — опасность до сих пор реальна...

Несмотря на то, что во всем мире химическое оружие интенсивно уничтожается, знать о нем необходимо. Раньше с ним знакомили на курсах по гражданской обороне, и большинство людей имели о химическом оружии хотя бы общее представление. Сейчас оно упоминается только в ас­пекте разоружения или экологических катастроф, однако менее опасным, особенно в руках организованных преступ­ных групп или одиночек-психопатов, оно от этого не стало. К тому же, игнорируя всевозможные Конвенции по запре­щению химического оружия, до сих пор почти все ведущие в военном отношении страны имеют колоссальные его ар­сеналы, а в ряде случаев продолжают вести дальнейшие его разработки, в том числе в области создания психохи­мического оружия. Так что оснований для благодушия пока, к сожалению, нет.

Датой рождения химического оружия принято считать 22 апреля 1915 года, когда около 17 часов со стороны не­мецких позиций в долине реки Ипр появилась полоса серо-зеленоватого тумана, ветром сносимого в сторону француз­ских частей. Тяжелый газ заполнял траншеи, солдаты и офицеры задыхались, газ обжигал им органы дыхания, разъ­едал легкие. Это был ядовитый хлор, 180 тонн которого всего за 5 минут были выпущены немецкими войсками. В ре­зультате газовой атаки было поражено более 15 тысяч че­ловек, треть из которых — смертельно. Непробиваемый до этого фронт был прорван. Этот "успех" вдохновил немцев на следующую газовую атаку, уже против русских. Западнее Варшавы 31 мая того же года на фронте протяженностью 12 км было выпущено 264 тонны хлора. 9 тысяч русских солдат были отравлены, каждый седьмой из них погиб, од­нако наступление немецких войск вслед за газовой атакой было отбито.

С лета 1915 года хлор стал использоваться все чаще и чаще, однако неожиданность и эффективность таких атак с каждым разом снижались, и тогда Германия использовала еще более страшный газ, обладающий удушающим дейст­вием, — фосген. Уже в декабре этим газом были "накрыты" французские войска. Потери последних были настолько ве­лики, что фосген сразу приковал к себе самое пристальное внимание со стороны всех воюющих сторон, и в дальнейшем в боевых действиях его, кроме Германии, использовали уже Франция и Англия.

Дьявольская гонка продолжалась. По ходу первой ми­ровой войны Германия непрерывно создавала новые, все более изощренные виды химического оружия и без про­медления использовала их в военных условиях. Вся хими­ческая промышленность Германии тех лет целиком и пол­ностью была ориентирована на производство боевых отрав­ляющих веществ. В мае 1916 года немцы "дали путевку в жизнь" хлорпикрину. В сентябре того же года союзная им Австро-Венгрия применила против французов бромциан, ме­сяцем позже Франция ответила на это хлорциановой атакой.

Наконец, 13 июля 1917 года германская армия на За­падном фронте под рекой Ипр против французов применила иприт, самый страшный газ первой мировой (свое название он получил от реки Ипр). Боевая эффективность иприта настолько превосходила все известные в то время отрав­ляющие вещества, что его стали величать "королем газов". При попадании на кожу иприт вызывает образование страш­ных пузырей, которые лопаются, превращаясь в гнойные ипритные язвы, не заживающие многие недели. При силь­ном отравлении наступает смерть. Наиболее чувствительны к иприту глаза. Даже сравнительно низкие концентрации этого яда вызывают воспаление конъюнктивы и образование язв с последующей потерей зрения. Именно иприт повинен в тех десятитысячных колоннах ослепших солдат, которые еще многие годы блуждали по дорогам Европы после окон­чания первой мировой войны. Но самое страшное свойство иприта — его способность влиять на наследственность — бы­ло обнаружено лишь в начале пятидесятых годов. По этому признаку он похож на ионизирующую радиацию, вслед­ствие чего его еще называют "лучевым ядом". Те, кто выжил после ипритных атак, очень скоро умерли от лейкозов и других раковых заболеваний.

"Химическая" гонка закончилась только с последними залпами первой мировой. Даже находясь в безнадежной ситуации, на ее завершающем этапе, немцы успели продемон­стрировать всему миру дифосген, дифенилцианарсин и ди-фенилхлорарсин, которыми начиняли снаряды и мины. Франция пополнила этот список синильной кислотой. В гон­ку хотели подключиться и американцы, однако все их раз­работки поспели только к концу войны и остались "нереа­лизованными". С середины 1917 года начали широко ис­пользовать комбинированные смеси отравляющих веществ, что увеличивало их поражающую способность. В общей слож­ности на противника воюющие стороны вылили 125 тысяч тонн ядов. Половина из них приходится на Германию. В последний год войны 50% артиллерийских снарядов, выпу­щенных немцами, были химическими. Результаты химичес­ких атак в первую мировую ужасают: погибло 1 миллион 300 тысяч человек, втрое больше стали инвалидами. По ори­ентировочным оценкам, еще около миллиона человек умер­ли от последствий отравлений в течение нескольких лет после окончания боевых действий. Потрясенные такими "резуль­татами" в 1925 году все страны подписали Женевский про­токол, запрещающий применение химического оружия.

Однако остановить "джина", выпущенного из военных химических лабораторий, было уже невозможно. Фашист­ская Италия в 1936 году решает свои военные проблемы в Абиссинии с помощью 415 тонн кожно-нарывных газов (иприт и люизит) и 263 тонн фосгена. В ходе 19 газовых атак более 15 тысяч абиссинцев от них погибли. Ставку на химическое оружие в войне против Китая в 1937-1943 годах делала и Япония. Здесь впервые широко применялись не только химические снаряды (их было более четверти от общего числа), но и химические авиационные бомбы и кон­тейнеры. Каждый десятый китаец умер от отравлений боевыми ядами. Даже среди японцев многие тысячи человек погибли от собственных отравляющих веществ.

Ко второй мировой войне все страны подошли с фантас­тическими арсеналами химического оружия. Даже трудно себе представить, что случилось бы, если бы его все-таки применили. Помимо отравляющих веществ, "опробованных" во время первой мировой, в Германии незадолго до начала войны были созданы самые опасные боевые яды — нервнопаралитические газы. Их разработкой под крышей концерна "Фарбениндустри" еще в 1934 году начала заниматься группа химиков под руководством Шрадера. Спустя три года немцы уже имели первый килограмм нервнопаралитического газа табун. В следующем году Шрадер синтезировал на порядок более токсичный газ зарин. Создание этих сверхмощных ядов было дополнительным стимулом к борьбе за мировое гос­подство — Гитлер отводил химическому оружию далеко не последнюю роль, особенно в войне с "неполноценными ра­сами" на Востоке. Готовясь к нападению на СССР, немцы еще с января 1940 года начали строить заводы по произ­водству нервнопаралитических газов и других отравляющих веществ. На заводе в Дихернфурте в сутки производилось по 12 тонн табуна, всего же этого яда было наработано 12 тысяч тонн. С июня 1944 года был освоен выпуск зарина — по 600 тонн в месяц. В том же году, когда Германия уже отступала на всех фронтах, Шрадером был разработан еще более сильный газ зоман, в 15-20 раз ядовитее зарина, однако до его выпуска дело так и не дошло. В фантастических количествах во время второй мировой войны нарабатывались и другие боевые яды. Одного только иприта в год произво­дили по 125 тысяч тонн! До последнего момента Гитлер не оставлял идею глобальной химической войны, которая осо­бенно была близка ему в 1944 году как последнее средство остановить русских. Но прекрасно понимая, что и на Гер­манию обрушится ответный смертоносный дождь из хими­ческих бомб и фугасов, он так и не решился ее реализовать.

После второй мировой войны эпицентр разработки хи­мического оружия переместился из Германии за океан, в США. Помимо дальнейшего совершенствования нервнопаралитических газов (появляется "плеяда" так называемых "V-газов", во много раз более токсичных, чем зоман), ведутся самые интенсивные разработки психохимического оружия, действующего на мозг и центральную нервную систему. Пси­хохимические вещества временно выводят противника из строя — либо "сбивая его с ног", либо "сбивая с толку". Сюда причислены многие из галлюциногенов природного или синтетического происхождения — ЛСД, псилоцибин, мес" калин и их производные. Химическое оружие после войны не только разрабатывалось, но и применялось. Американцы использовали его во время войны в Корее в 1952-1953 годах и во Вьетнаме десять лет спустя. Например, только за первую половину 1966 года в Южном Вьетнаме с американских самолетов было сброшено более 1 миллиона 300 тысяч гал­лонов отравляющих веществ на общей площади около 21 тысячи га. До сих пор значительная часть территории Вьет­нама напоминает безжизненную пустыню.

Сейчас массированное применение отравляющих веществ маловероятно — слишком пристально следит за этим ми­ровое сообщество. Однако для их использования всегда на­ходятся какие-то лазейки. Так, спецслужбы США и других стран широко используют для различных операций, а также при разгоне демонстраций вещества, обладающие раздра­жающим действием. Еще чаще применяют всевозможные слезо­точивые газы . Эти, а также многие другие отравляющие вещества закачивают в баллончики, которые используют все кому не лень как в целях защиты, так и в целях нападения. Такие "химичес­кие" баллончики получили широкое хождение и в нашей стране. Не исключено, что какие-нибудь "умельцы" смогут начинить их нервно- паралитическими газами или кожно-нарывными веществами типа иприта. Отравляющие веще­ства извечно находятся в центре внимания всевозможных банд и криминальных группировок. Достаточно вспомнить "зариновую атаку" в токийском метро, предпринятую бой­цами одной из террористических религиозных сект. Как бы там ни было, пока химическое оружие не уничтожено, а произойдет это, по всей видимости, еще не скоро, опасность его применения остается.

Имеется опасность и другого рода — экологическая. Так, после окончания второй мировой войны огромные количества боевых отравляющих веществ (около 200 тысяч тонн) были затоплены на небольшой глубине в прибрежных водах Бал­тийского моря. Под действием морской воды за прошедшие полвека емкости с боевыми ядами, а это, в основном, иприт, стали ветхими, некоторые из них уже разрушаются. Тяже­лый иприт скапливается в виде маслянистых озер на дне Балтики, при этом практически не разлагаясь. За счет своей прекрасной растворимости в нефтепродуктах и жирах он в составе нефтяных пятен разносится по всему балтийскому побережью, накапливается в рыбе. Вместе с ипритом захо­ронен и содержащий мышьяк люизит, ядовитость которого еще выше. Если произойдет массовый выброс боевых ядов, то глобальной экологической катастрофы не избежать. На территории России и вблизи ее границ есть много и других точек, где соседство людей с сверхтоксичными отравляющи­ми веществами гораздо более тесное, чем это допустимо...

Вы здесь: Главная БЖД и Охрана труда Безопасность жизнедеятельности Гражданская защита: аварии на хим. объектах, терроризм, меры по обеспечению безопасности