Социология коммуникаций – лингвистический и металингвистический уровни

 

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ И МЕТАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ  УРОВНИ


Выше отмечалось, что образ как единица синтетического уровня коммуникации передает более обобщенную информацию, чем слово. Но поскольку синтетический уровень включает в себя вербальные и невербальные коммуникативные средства, целесообразно сначала рассмотреть лингвистический и металингвистический уровни, так как они имеют вербальную, языковую основу. По этой причине их иногда объединяют в один уровень - вербальный с двумя подуровнями - языковым и метаязыковым.

 

Лингвистический (языковой) уровень коммуникации и его коммуникативные единицы

В отличие от семиотического уровня коммуникативные средства лингвистического уровня - словесные знаки имеют вербальную природу. Слово является основной единицей языка, поскольку соотносится с его тремя основными функциями: репрезентативной - представляет реалии окружающего мира, экспрессивной - выражает эмоционально-оценочное отношение к реалиям - субъектам и объектам и коммуникативной - сообщает информацию. Именно в коммуникативной функции слово выступает как коммуникативное средство, актуализируя три частных функции: номинативно-дифференцирующую - называя объект, слово отличает его от других объектов благодаря своей языковой форме (стол - стул) или смысловым различительным признакам (красивый - хорошенький - прекрасный); эмотивно -экспрессивную - слово одновременно выражает оценку объекта при помощи эмотивных компонентов - интонации, логического ударения, паузы и т.п.; и прагматическую - слово воздействует на адресата в соответствии с коммуникативной установкой (Стой! Тише!).

Для социальной коммуникации непосредственный интерес представляют способы актуализации именно коммуникативной функции слова. Этой проблемой занимаются лингвистика, психолингвистика и социолингвистика. Слово в этих дисциплинах исследуется как языковая единица в коммуникативной функции. При социокоммуникативном подходе внимание сосредоточивается на вербальных средствах (в том числе и на слове) как на коммуникативных единицах.

Вербальная природа языковой системы обусловлена длительным процессом становления человеческой речи. Поэтому исследование языкового уровня коммуникации предполагает анализ взаимодействия языка и мышления, языка и общества, языка (системы языка) и речи. Только через речь языковая система и ее вербальные единицы выполняют свое коммуникативное назначение. Напомним, что коммуникация реализуется в конкретных коммуникативных ситуациях согласно нормам речевой деятельности, которая состоит из мотивированных речевых действий коммуникантов. Эти действия получили название "речевых актов". Проблемы речевой деятельности восходят к философским и лингвистическим концепциям В. Гумбольдта, С.О. Карцевского, Л.П. Якубинского и др. Но целостная теория речевых актов сформировалась в рамках лингвистической философии под влиянием идей австрийского философа и логика Л. Витгенштейна о множественности назначений языка. Основы теории были заложены английским философом Дж. Остином в 1955 г., и в дальнейшем разрабатывались философами, логиками, лингвистами и психолингвистами как за рубежом - Дж.Р. Серлъ, Д. Вандервеккен и др., так и в нашей стране - М.М. Бахтин, Н.Д. Арутюнова, А.А. Леонтьев и др.

Речевой акт - это целенаправленное речевое поведение, совершаемое в соответствии с правилами речевого поведения, принятыми в данном обществе. Это - единица нормативного социоречевого поведения в рамках определенной коммуникативной ситуации, например: экзамен, прием у врача, репортаж, интервью и т.п. Для речевого акта характерны намеренность (интенциональность), целеустремленность и конвенциональность (лат. "соответствующий договору, условию"). Намеренность - это конкретная коммуникативная установка речевого акта; целеустремленность - это стремление воздействовать на адресата с помощью экспрессивных средств передачи и оценки информации; конвенциональность - это соответствие социоречевым нормам, принятым в данном обществе. Все эти характеристики социально обусловлены, так как непосредственно связаны с социальным статусом коммуникантов и их коммуникативными ролями, с отношением говорящего к информации и партнеру. Речевой акт всегда соотнесен с лицом говорящего, социальный статус которого вольно или невольно учитывается при передаче и восприятии информации. Существует несколько типологий речевых актов, выделенных по признаку намеренности, функции, психологического состояния и др. На их основе разработаны классификации, включающие от 5 до!4 типов (см. подробнее: Девкин В.Д., 1985. С. 5; Карает В.И., 1989. С. 22-23). Наиболее типичными являются: репрезентативы - информационные сообщения, описания, объяснения ("Часы отстают"); директивы - распоряжения, просьбы, приказы, побуждения ("Отправьте телеграмму!"); комиссивы - обещания, принятие обязательств ("Обещаю закончить работу в срок"); экспрессивы - выражения эмоционального состояния, принятые формулы речевого этикета ("Благодарю Вас! Извините") и декларации - назначения, присвоение званий, вынесение обвинения ("Назначаю дежурным по объекту!"). Один и тот же тип речевого акта в одной и той же ситуации может быть реализован на вербальном уровне коммуникации при помощи различных слов, разного их сочетания, логического ударения, интонации, паузы и других коммуникативных средств. Например, констатация простого наблюдения о солнце, выглянувшем из-за туч, может актуализироваться в нескольких высказываниях - "в полдень из-за туч выглянуло солнце", "в полдень солнце показалось из-за туч", "когда наступил полдень, из-за туч появилось солнце". Все варианты сообщают тождественную информацию в форме вербальных высказываний - целостных речевых произведений. Достаточно нарушить или видоизменить целостность высказывания - добавить одно слово - "по-моему, солнце появилось в полдень", и модальность высказывания - его отношение к действительности изменилось, так как субъективное мнение привнесло элемент неопределенности, недостоверности сообщаемой информации. Следовательно, подлинная реализация речевого акта, его актуализация совершается в высказывании - однословном ("Помогите!") или неоднословном ("Рад бы помочь, но...").

На первый взгляд, высказывание ничем не отличается от предложения - языковой информационной единицы. Действительно, они могут совпадать по форме, по строевым характеристикам, по ситуативному контексту, но коммуникативные возможности высказывания гораздо шире, поскольку, помимо собственно вербальных средств, оно использует интонацию, логическое ударение и может включать в свой состав невербальные средства - тон, паузу, темп, высоту голоса, его тембровую окраску и др. Попробуйте в качестве эксперимента произнести вслух предложение "Я вернусь через полчаса" согласно следующим коммуникативным установкам:

а) хочу, чтобы окружающие знали, что я скоро вернусь (констатация факта);

б) что касается меня, вернусь через полчаса, о других ничего не знаю, за других не отвечаю (подчеркивание);

в) во мне можете не сомневаться, не подведу - вернусь через полчаса (экспрессия);

г) кто сказал, что я вернусь через полчаса, как вы могли поверить такому абсурду (опровержение);

д) не отлынивай от уроков, я скоро вернусь и проверю (предупреждение, угроза);

е), возможно, и вернусь через полчаса (неуверенность, колебание).

Какие коммуникативные средства при этом использовались? Какова была интонация, как изменялось логическое ударение, где возникали паузы, не говоря уже о тоне - нейтральном, подчеркнуто официальном, эмоционально приподнятом, раздраженном, шутливом, неуверенном?

Понятие высказывания имеет несколько теоретических интерпретаций, в пределах которых выступает коррелятом других единиц. По отношению к речевому акту как процессу высказывание является его вербализованным результатом, продуктом речевого действия, по отношению к предложению как языковой информационной единице высказывание является его коррелятом, функционирующим в речи. Рассматриваемое в коммуникативном аспекте, в плане функционирования языковых форм в речи, высказывание определяется как коммуникативная единица вербального (языкового) уровня.

You are here: Главная Социология Социология коммуникаций – лингвистический и металингвистический уровни