Экономическая социология – обмен, дистрибутивное поведение

ОБМЕН

 

Социальный и рыночный обмен

Любой вид индивидуального, группового и массового социального поведения предполагает и включает в себя компоненты обмена различными ценностями, благами, которые переходят от одних субъектов к другим. Способы же, технологии и предметы обмена могут быть самыми разными, как и те критерии и оценки, которые делают этот обмен возможным.

Например, коммуникативное поведение есть процесс обмена информацией: ее носителями, средствами ее кодирования и декодирования, методами ее понимания и интерпретации. В результате информационного обмена его партнеры не только получают необходимые сведения о параметрах социальной среды, но и могут ее интерпретировать в рамках мотивов, смыслов и значений друг друга. По существу это – обмен смысловыми схемами поведения множества людей, которые, получая необходимую информацию о взаимных действиях, могут координировать свои потребности, интересы и намерения. И не важно, каким образом информация транслируется, главное, что она становится достоянием тех, кто в какой-то момент времени ею не обладал. А это уже факт обмена, распределения и перераспределения знаний различного класса и порядка, без которых невозможны ориентация, координация и кооперация совместных социальных действий.

Любые акты обмена осуществляются в режиме социального взаимодействия, представляющего собой систему комплементарных (дополняющих) возможностей множества людей, которые ищут недостающие звенья в цепи средств достижения своих интересов и используют ресурсы, которыми обладают другие. Таким образом, любые виды социального взаимодействия, в какой бы форме они не осуществлялись – традиционной, институциональной, спонтанной, представляют собой (явно или неявно, осознанно или неосознанно) поиск различных ресурсов, позволяющих реализовать тот или иной индивидуальный, групповой или массовый интерес.

В самом широком смысле социальное поведение – это процесс канализации и трансляции ценностей в различных сетях социального обмена. Эти сети представляют собой не только функцию дуального акта выбора отдельных субъектов на основе утилитаристского принципа «затраты-возмещения», но в гораздо большей степени являются производными культурных норм, традиций, разнообразных институциональных структур и механизмов, действующих на различных уровнях социальной организации[1].

Социальное вознаграждение при оценке эффективности обмена может пониматься очень широко. Им может быть любое благо: материальные блага, технологии их использования, эмоции, комфорт, знание, информация, уважение, обязательства, статус, власть, деньги, – короче говоря, все то, что является предметом приращения возможностей тех, кто реализует свой интерес в системе социального взаимодействия. В этом смысле социальное поведение, направленное к социальному результату, всегда есть социальное отношение или опосредованное социальное взаимодействие, поскольку здесь индивид имеет дело не только с необходимыми ему социальными объектами (благами), но и с социальными институтами, «производящими» и контролирующими эти блага. Именно эта особенность социального взаимодействия дает основание рассматривать его как процесс некоторого сложного социального обмена[2].

Любые блага общества являются предметами человеческих потребностей, интересов и вожделений, но особенно те блага, которыми люди не обладают, но которые желают получить. Эти желания перманентно сопровождают все человеческие действия и являются своеобразной функцией, задающей им определенную направленность, модальность, интенсивность и регулярность. В результате происходят взаимообмен, распределение и перераспределение благ, которые становятся достоянием тех, кто стремится их получить.

Социальный обмен может быть возмездным и безвозмездным, эквивалентным и неэквивалентным. В одном случае предполагается, что происходит двухсторонний обмен ценностями, и каждый из участников обмена получает нечто, чего он ранее не имел, передавая то, что у него имеется в избытке. В другом случае обмен не сопровождается осязаемыми, видимыми формами вознаграждения. Причем это может касаться как обеих сторон обмена, так и одной из них. В третьем случае социальное взаимодействие вообще не предполагает наличия обменных эквивалентов, так как сам по себе, независимо от желания и интересов сторон, факт обмена имеет место в самом факте взаимодействия.

Можно выделить множество цепочек и схем социального обмена, возникающих в системе человеческого взаимодействия, где функционируют различные критерии обмена, измерители и способы его оценки, позволяющие определить ценность, справедливость, эквивалентность и гарантированность распределения благ. Одни измерительные инструменты универсальны и применимы к оценке множества ситуаций и действий (например, деньги), другие функционируют только в определенных социокультурных, групповых и личностных контекстах и не могут быть применимы во всех ситуациях. Встречаются такие схемы социального обмена, которые труднообъяснимы для наблюдателей со стороны, так как последние не обладают пониманием ценностно-смысловых программ, определяющих конкретные принципы обмена, приемлемые для одних популяций и неприемлемые, а потому бессмысленные и даже парадоксальные для других.

Даже одна и та же ситуация рыночного обмена между работником и работодателем может интерпретироваться по-разному. Если стороны обмена при оценке своих выгод базируются на одних и тех же критериях и ценовых ожиданиях, учитывая конъюнктуру спроса и предложения на рабочую силу, то можно ожидать согласованных действий сторон в процессе заключения контракта. Если же, например, со стороны работника доминирует императив профессионального этоса, обмен может вообще не состояться, так как падение рыночной цены на рабочую силу (особенно в зоне высококвалифицированного труда) не всегда и не обязательно предполагает согласие с этой ценой работников, которые могут и не заключать невыгодных для них сделок.

Социальный обмен, особенно в его неэкономических формах, не всегда можно описать в сопоставимых измерителях и оценках. В частности это касается случаев, когда речь идет о качественных параметрах человеческого поведения, которые не обладают свойством количественной сравнимости[3]. Существуют ситуации, когда вообще невозможно прогнозировать эквивалентность (взаимовыгодность) социального обмена[4]. Например:

· при сравнении неповторимых и взаимно незаменяемых личностных смыслов обменивающихся индивидов;

· в процессе взаимоприспособления ценностей, которые в большинстве своем не могут быть проранжированы на основе некоторого правила, общего для участников социального взаимодействия;

· при интерпретации императивных моделей социального поведения, где заранее предполагается несимметричный обмен, базирующийся на альтруизме или нравственном долге.

Таким образом, социальный обмен в конкретных индивидуальных случаях понимается в весьма широком диапазоне значений, что в зависимости от ситуаций предполагает различные стратегии поведения. Они базируются как на универсальных принципах, процедурах измерения и оценках (классический экономический обмен), так и на узколокальных критериях и измерителях, к которым нельзя подобрать общезначимые заменители.

You are here: Главная Социология Экономическая социология – обмен, дистрибутивное поведение