Франция в XI-XV вв.

Государство «западных франков» так называли Францию до X в. занимало не всю территорию современной Франции. Здесь не было этнической однородности. Север с центром в Париже отличался от юга. Граница проходила между этими зонами по р. Луаре (языки – ок (Лангедок – юг) и ойль (Лангедойль - север). В дальнейшем на территории страны оформились две разные этнические группы, из которых впоследствии сложилась французская народность - северофранцузская (собственно французская) и провансальская. Ф. Бродель говорил, что «Французское пространство – не что иное, как кусок пространства европейского». Европа окружает Францию, вторгается в нее, находит в ней свое продолжение. Так, старые европейские горные массивы (Западные Альпы – Юра, Пиренеи, Севенны) переходят в Арденны, Вогезы, Центральный массив, в низкие армориканские плоскогорья. Богатые почвы, особенно в парижском бассейне, который занимает 140.000 кв. км, (1/4 территории всей Франции). Климат континентальный на востоке, океанический у берегов Атлантики, средиземноморский на юго-востоке. Соотношение климата, почв, рельефа определяет и характер земледелия, тип жилища, образа жизни и т.д. На севере преобладало трехполье, на юге – двухполье. Почти повсюду выращивали пшеницу, оливки, виноград (т.н. средиземноморская триада), каштаны, фиги.

Оформление феодальных поземельных отношений на территории Франции завершилось уже в IХ в. Крестьяне в своей массе были втянуты в разные формы поземельной и личной зависимости и поставлены под частную власть феодальных землевладельцев. В целом зависимые и крепостные крестьяне во Франции делились на две основные категории - вилланов и сервов. Вилланы считались лично свободными людьми и несли повинности, связанные с владением господской землей, - оброки и барщину (весенняя обработка земли – в феврале, но чаще работать приходилось в марте и апреле. В IX в. во Франции весенние пахотные работы длились с 1 апреля по середину мая. Вторая вспашка (летняя) приходилась на май, но чаще ее производили в июне. Осенью – третья вспашка – либо в октябре, либо с августа по 11 ноября, либо с 8 сентября (рождение богородицы) по 1 октября (св. Реми). Соотношение озимых и яровых 2:1. Урожайность во Франции в XIII в. – овес – сам-6, сам-8, у пшеницы – выше, в Англии – пшеница – сам-5, овес-сам-4, ячмень – сам-8. В Нормандии – 5 вилланских держаний – имели 11-12 акров земли (14,5 га), но могло быть и меньше). На них распространялось баналитетное право сеньора (сеньор взыскивал с крестьян пошлины и взносы за проезд по его дорогам и мостам, за помол муки, выпечку хлеба, производство вина и т. п.) и вотчинно-сеньориальная юрисдикция. Вилланы не были прикреплены к земле, могли ее оставить и даже продать, не нарушая при этом прав собственности господина, который получал все прежние доходы с этой земли. Из государственных повинностей на них распространялась только военная служба по обороне страны. Но сеньор мог по своему усмотрению собирать вилланов в ополчение не только для оборонительных, но и для наступательных войн. Сервы, составлявшие количественно преобладающий слой крестьянства, были лишены личной свободы. Они произошли из отпущенных рабов, литов и потерявших личную свободу колонов, а также впавших в холопство старосвободных крестьян. Большая часть из них пользовалась наделами, остальные были на положении слуг и дворовой челяди без земельных наделов. Сервы были привязаны к личности господина, не имели права свободно наследовать имущество и вступать в брак. Повинности сервов с наделами состояли из барщины, оброка и подушного обложения (шеваж). При вступлении в наследство сервы должны были отдавать господину лучшую голову скота или другой какой-либо наиболее ценный предмет своего хозяйства (мэнморт), выкупая этим свое семейное имущество. При вступлении в брак, на что требовалось особое разрешение господина, с них взыскивался брачный взнос, так называемый формарьяж. Господин мог обложить серва произвольной тальей. Сеньориальные права – поборы с лиц (поголовный (шеваж), марьяж, формарьяж), с движимости (талья), с недвижимости (ценз, оброк, подымное), с жатвы (шампар), сборы торговые (с продажи припасов и товаров), сборы с передвижения лиц и товаров (таможенные пошлины с дорог, мостов, пристаней), сборы с отчуждения недвижимости (продажи, залога, дара, в том числе и пошлины наследственные – рельеф), судебные права сеньоров, пени, штрафы. Серв получал свободу только через отпуск, для чего требовалась еще и санкция вышестоящего сеньора или короля. Человек без господина не пользовался защитой закона. Таким образом, во Франции утвердился принцип: «Нет человека без господина», или, по-иному: «Нет земли без сеньора». В наиболее бесправном положении были дворовые слуги. На них распространялось неограниченное право собственности господина, который мог совершенно безнаказанно убить своего слугу. В ХII в. этот вид серважа был уже почти изжит. Свободное крестьянство во Франции почти исчезло уже к середине IХ в. Феодальное право той поры не признавало уже таких свободных людей, которые не подчинялись бы частной власти сеньоров или как их вассалы, или как зависимые крестьяне. Тем, кто не имел еще сеньора, по указу 847 г. предписывалось в самое ограниченное время вступить в зависимость к какому-либо господину, чтобы пользоваться его покровительством. Вся юрисдикция над населением, в том числе и высшая, сосредоточилась в руках сеньоров, подчинявшихся королю в порядке вассальной зависимости. По Кьерсийскому капитулярию Карла Лысого от 877 г. должность графа, равно как и прочие бенефиции, полученные от короля, становилась наследственным достоянием их обладателей.

Во Франции сложилось 3 основных типа сеньорий. 1. – классическая вотчина – крестьянские держания были тесно связаны в хозяйственном отношении с господским хозяйством, часть домена составляла господская запашка, обрабатываемая на основе барщины крестьян-держателей. Крупные сеньории были распространены в центре и севере Парижского бассейна; 2. – домен невелик. Этот тип вотчины встречается в Центральной и Южной Франции. Основу эксплуатации крестьян составляло взимание натуральных и денежных платежей с земельного держания. Кроме того, в сеньориях этого типа большую роль играли судебно-административные доходы вотчинника. Размеры вотчин – крупные, средние, мелкие. 3.- шире распространена на юге, для этого типа сеньорий было характерно полное отсутствие домена (или почти полное), ограниченность поземельных оброков, и главную роль играли судебно-политические платежи крестьян. В X-XIII вв. наблюдается и сокращение барщины, на северо-востоке Франции она составляла несколько дней в году, на юге – несколько дней в страду. Начинают появляться новые формы держаний – гостиза и цензива. Гостиза – земельное держание, которое было связано с освоением новых земель. Госпиты, обрабатывая вновь осваиваемые земли, получали льготы от собственника земли в течение определенного срока, после которого они должны были нести повинности в пользу сеньора. Цензива от традиционных земельных держаний (сервильных, менмортабльских, вилланских) отличалась льготами. Она предоставляла держателю широкие владельческие права, позволяя продавать, завещать, дробить между наследниками, закладывать землю практически без ограничений со стороны сеньора (требовалось лишь формально признание его верховной собственности). Строго фиксированные обязанности цензитария сводились к уплате небольшого денежного ценза (несколько солидов в год с каждой единицы площади) и пошлин при отчуждении цензивы (в некоторых провинциях еще уплачивали шампар, несколько каплунов или кур – как символ зависимости и баналитетные платежи). Цензитарий, выполнивший повинности, мог в любой момент продать цензиву и уйти из сеньории. Его сделки с третьими лицами и распоряжение урожаем никак не лимитировались. Таким образом, новые формы держаний привлекали большой свободой юридического статуса. Обязанности на новом наделе были точно фиксированы, споры о них подлежали ведению графского суда, т.е. эти держания были сферой, где шел процесс приспособления феодальной эксплуатации крестьянства к ТДО. Для северной Франции можно говорить, что к XIII в. происходит увеличение выплаты денежной ренты. Внутри крестьянства происходит стирание прежних социальных градаций. Освоение в X-XII вв. новых земель, рост городов и торговли, участие крестьян в КП благоприятствовали мобильности сельского населения. Основную массу сельского населения в сеньории X-XII вв. составляли крестьяне, свободные от лично-наследственной зависимости, вилланы и им подобные, сохраняются и сервы, но в XIII в. численность сервов сокращается, это было связано с процессом т.н. освобождения крестьянства. Наиболее выразительной его формой было получение сельской общинной хартии, в которой констатировалось уничтожение тех или иных несвобод местных жителей и определялся их новый правовой статус. Сервильная – лично-наследственная зависимость и лично-наследственные повинности отменялись. Уничтожались ограничения в выборе брачной партии и в наследовании имущества, вместе с пошлиной, не фиксированная по объему талья заменялась платежами строго определенной величины. Фиксировался также размер военной повинности, торговых пошлин, судебных штрафов. За членами освободившейся общины признавалась свобода отчуждения движимости и недвижимости, а также свобода ухода с земли. Общине предоставлялась возможность участвовать вместе с сеньором в назначении магистров (или даже самой выбирать их), она могла распоряжаться общинными угодьями, а иногда решать судебные споры между общинниками по делам низшей юрисдикции. Все жители общины приобретали единый правовой статус и уплачивали одинаковые поземельные (и поочажные) платежи. Барщинные повинности либо вовсе не включались в обязанности жителей, освобожденных деревень, либо ограничивались небольшими извозными работами и помочами в страду. Все эти льготы не ставили под сомнение сеньориальное господство, право господина на получение поземельных повинностей, его судебно-административного и военно-политического верховенства, т.е. отменялась лишь одна форма зависимости – лично-наследственная и лишь отдельные виды повинности – полевая барщина, произвольная талья. Мотивы, побуждавшие сеньоров к освобождению - высокие выкупные платежи и борьба крестьян, в виде – ухода на новые земли, в города, саботаж барщины, выступления против серважа. Но существовали и более глубокие предпосылки освобождения крестьянства. Они коренились в росте городов, торговли, широкой внутренней колонизации, активное использование ТДО в сеньориальном и крестьянском хозяйствах сокращали возможности (и потребности) применения наиболее одиозных форм внеэкономического принуждения. Определенное влияние на этот процесс (освобождения) оказала и политика королей, которые видели в освобождении крестьянства ослабление феодалов, расширение круга плательщиков гос. налогов. Масштабы и объем крестьянского освобождения в Северной Франции были значительнее, чем в Южной, где они сдерживались самими городами, сеньорами. К тому же в ряде районов Юга серваж был вообще развит слабее, так что борьба против него была менее актуальной. Слабее всего процесс освобождения затронул Центральную Францию, где серваж сохранялся в почти нетронутом виде и в XIV-XV вв.

В сеньориальном хозяйстве Франции XIV-XV вв. происходят изменения, связанные с тем, что страна переживала Столетнюю войну, эпидемию чумы, и поэтому последствия войны, демографический спад привели к тому, что в сеньориях быстро росли недоимки. Часть пахотных земель и из состава домена, и из состава держателей была заброшена. Чтобы удержать крестьян от бегства приходилось сеньорам идти на сокращение их платежей. Многие разоренные сеньории были проданы их прежними владельцами. Они перешли либо к церкви, либо к тем дворянским родам, которые оказались более умелыми хозяевами. С XV в. покупателями сеньориальной собственности все чаще вопреки формальным запретам становятся неблагородные выходцы из городской и сельской верхушки. В XIV-XV вв. распространение получила аренда. Арендаторами чаще всего выступали зажиточные крестьяне «пахари», сами арендуемые участки были невелики – 20-40 га. Арендная плата взималась деньгами и продуктами. Сроки аренды – 6-9 лет, реже – 3 года. Это было характерно для зернового хозяйства Севера Франции. В средних, мелких сеньориях, особенно многочисленных на юге и западе Франции, сохранялась домениальная пашня, там, где она имелась раньше. Ее обрабатывали наемные работники, поступления с нее использовались для обеспечения потребительских нужд сеньоров. Главную роль среди доходов сеньоров здесь играли поступления от мельниц, десятина, торговые и судебные пошлины, а также от мелкокрестьянской испольной аренды (меттерия). Развивалась и аренда скота. В качестве арендаторов преобладали малоземельные крестьяне, получавшие от сеньора в качестве аванса скот, инвентарь, семена. Т.е. в XIV-XV вв. система эксплуатации крестьянства в сеньории претерпела изменения. Если в предшествующие столетия сошла на нет отработочная форма ренты, то теперь и денежные оброки, повсеместно возобладавшие в составе в составе феодальных платежей крестьян-держателей, превратились во второстепенный источник сеньориальных доходов. Все большую роль стала играть аренда – фермерская (на севере) и мелкокрестьянская испольщина (на юге), а также наем. Возрастала интенсивность труда, повышалась его производительность. По мере усиления королевской власти растут налоги, в первую очередь королевская талья. Ее взимание начинается в XIII в., т.е. тогда, когда освобождение крестьян связывают с королевской властью. В XIV-XV вв. обложение королевской тальей распространяется на «вольных» крестьян, но иногда она взималась и с владельцев сервильных держаний. По способу обложения талья могла быть или подоходным или поземельным налогом. В XIV в. сбор тальи предпринимали не слишком часто и каждый раз по решению Генеральных (или провинциальных) штатов. С 1439 г. она становится постоянным ежегодным налогом. В большинстве северных провинций ее обязан платить каждый член общины, не имевший налогового иммунитета, (персональная талья), на юге – единицей раскладки было любое земельное держание (если только оно не обладало привилегированным неподатным статусом), независимо от сословной принадлежности его владельца (реальная талья). С начала XIV в. талью чаще все чаще дополнял другой прямой налог – фуаж (поочажный сбор). Как и при выплате тальи, за уплату фуажа каждая община отвечала на основе круговой поруки. В условиях эпидемий и войн это взваливало на оставшихся в живых особенно тяжелое налоговое бремя. С середины XIV в. приобретают всю большую тяжесть косвенные налоги, особенно габель (обязанность ежегодно покупать у королевских откупщиков определенное количество соли по высокой цене), а также «эд» и «мальтот» (наценка на все потребительские товары в размере 1/20 -1/40 от их продажной цены). Одновременно с королевскими расширялись налоги в пользу феодалов. Усиление налогового гнета изменило соотношение сеньориального и государственного обложения французских крестьян. Если в начале XIV в. сеньориальная эксплуатация была увеличена в 3-4 раза, то к середине и в начале XV в. – налоги в пользу публичной власти были больше сеньориальной в 1,5-2 и в 4 раза. Фискальный гнет, баналитетные повинности в пользу сеньоров, военные реквизиции, потравы, массовая гибель от эпидемии, участившиеся неурожаи из-за войн, неблагополучных изменений в климате, все это ухудшило положение французского крестьянства. Это ухудшение не могло компенсировать ни сокращение поземельных платежей, или вынужденный отказ многих сеньоров от взимания недоимок, ни готовность сеньоров ради привлечения рабочей силы заменить часть краткосрочных держаний пожизненным или наследственным, ни даже распространение цензивы. Меняется и социальная структура крестьянства. Теперь смотрят на имущественное положение крестьян. После массового освобождения крестьян наблюдается противоположная тенденция, выкупиться из сервильного положения очень трудно (дорого), и к концу XIV-началу XV вв. эта тенденция преобладала. Затем количество сервов уменьшается (серв – выплачивал мэнморт, формарьяж, шеваж, неабонированную талью). К началу XV в. сервов стало меньше, и о происхождении крестьян из сервов стали забывать. Социальное положение крестьянства теперь определялось иными критериями – условиями держаниями (срочное или наследственное, цензивное, сервильное), характером прав на землю (феодальное держание или аренда), доходностью зем. владения, объемом движимости. Возобладала тенденция к ухудшению правового положения всех слоев крестьянства.

XIV век отличал от предыдущих столетий рост и размах массовых народных движений. Причины этих движений (по Дюби) кроются в сочетании неблагоприятных долговременных социально-экономических факторов (упадок зернового производства из-за введения в оборот в XIII в. неплодородных земель при недостатке скота и удобрений; усиления фискального и сеньориального гнета; расширения доли малоимущих крестьян; рост крестьянского самосознания) и неблагоприятных конъюнктурных условий (войны, эпидемии, недороды). По характеру и целям, которые преследовали участники восстаний, можно их разделить на 3 типа. 1 тип составляли движения, направленные против сеньоров. Самый яркий пример Жакерия, участники которой после нападения 28 мая 1358 г. на дворянский отряд, осуществлявший в Бовези реквизицию продуктов у крестьян, стали осаждать рыцарские замки, сжигать или захватывать поместья (было разрушено не менее 100 замков или домов), уничтожать списки повинностей и требовать «истребления» всех дворян кроме короля. Ко 2 типу можно отнести фландрские восстания 1302 и 1323-1328 гг. и движение тюшенов в Южной Франции в 60-80-х гг. XIV в. Эти движения были направлены не только против светских и духовных сеньоров и церковной десятины (замки дворян поджигались, а зерно, собранное в счет десятины, раздавалось крестьянам). Восставшие отвергали власть королевских наместников и добивались отмены королевских поборов, отказывались признавать королевские ограничения в пользовании лесами и пастбищами, стремились изгнать или убить королевских сборщиков налогов, графских чиновников, судей. Королевские знамена с лилиями здесь уничтожали. Среди восставших в этих областях немалую роль играли горожане и даже часть местного дворянства, стремившегося восстановить провинциальные вольности (Фландрия и южно-французские провинции недавно вошли в состав королевского домена). Особенностью этих движений было переплетение антисеньориальной борьбы с борьбой против королевских установлений и одновременно против церковных повинностей. Именно в восстаниях этого типа были выдвинуты радикальные требования о передаче земель тем, кто их обрабатывает, и о полном уничтожении церковной иерархии. К 3 типу – можно отнести восстания «пастушков» 1320 г. и движение в Шампани 1315 г. Здесь эти движения сочетали элементы мистицизма и социальной борьбы.

Во Франции города как центры ремесла и торговли начали появляться в Х в. Городское население вступило в борьбу со своими сеньорами за политические свободы. Города разными путями добивались политической свободы: выкупали ее за деньги у сеньоров и короля, завоевывали с оружием в руках, выговаривали у своих господ с помощью дипломатии, используя вражду между непосредственным городским сеньором и его верховным господином - графом, герцогом или королем. В Х в. на юге Франции начали появляться по примеру итальянских городов свободные города с консульским управлением. На севере страны создавались присяжные городские коммуны. Первая коммуна была образована в городе Камбрэ в 957 г. Более ста лет ей пришлось отстаивать свое право на существование. Только в 1077 г. она стала вполне независимой. В 1112 г. завоевали коммуну горожане Лана, в 1113-1117 гг. утвердилась коммуна в городе Амьене. В 1118 г. коммуны добился город Нуайон, в 1146 г. - город Санс. Вслед за крупными городами стали бороться за коммуну небольшие укрепления (бурги) и местечки. Бург Эрмо создал коммуну в 1192 г., Креси - в 1194 г. По примеру горожан и крестьяне создавали самоуправляющиеся общины - сельские коммуны, охватывавшие иногда по нескольку деревень. В графстве Понтье появились 24 сельские коммуны, в Лаонэ и Пикардии - по нескольку десятков. Но сельским коммунам не удалось упрочить свои позиции, вскоре они погибли. Города получили значительную автономию. Они пользовались особым правом, утвержденным королем. Но к самоуправляющимся городским общинам принадлежало во Франции не более половины городов. Остальные, особенно на территории Средней Франции, так и не добились самоуправления. Их жители в лучшем случае пользовались только гражданскими свободами. Городскими делами ведали служащие сеньоров или смешанные сеньориально-муниципальные магистраты («города буржуазии» и «новые города»); городские доходы делились между сеньориальным фиском и муниципальной казной. Городская община представлялась наиболее влиятельными корпорациями зажиточных горожан. Личные и имущественные права горожан были ограждены законом. Постоянные жители городов признавались, как правило, свободными людьми независимо от их прежнего состояния (согласно действовавшему во многих городах праву человек, проживший в данном городе год и день, навсегда оставался свободным). Городские власти, заботясь о благосостоянии мелких городских собственников, принимали постановления против излишней роскоши и чрезмерных трат, которые могли разорить граждан. Городское право защищало жителей от судебного произвола и гарантировало более справедливое, чем в вотчинах, правосудие. В городской хартии 1144 г. мы читаем: «Все, живущие в пределах городских стен и в его предместьях, обязаны повиноваться коммуне и приносить ей присягу, какому бы сеньору ни была подвластна обитаемая ими территория». Французские города, даже те, которые получили максимум политических свобод, не превратились в самостоятельные государственные образования, а в лучшем случае заняли место средних сеньорий под верховенством короля или другого крупного сеньора. Наибольшую гарантию сохранения городских вольностей давала королевская грамота, которую города старались приобрести любыми средствами. Объединение города в одну общину создавало благоприятные условия для его экономического развития. Процветали южно-французские города – Монпелье, Нарбонн, Марсель, Бордо, Тулуза, Арль, Тараскон, Альби, которые развивались за счет транзитной торговли с Востоком и итальянскими городами (особенно Генуей и Пизой). На Восток везли сукна – из Шалона-на-Марне белые и коричневые, из Сен-Кантена, Арраса, Руана, Лилля, Шартра – темные, льняные полотна из Шампани, шерстяные и фетровые головные уборы из Провена, металлы (олово, свинец, ртуть), кожи, продукты питания. В Южную Францию ввозили пряности, красящие вещества, сахар, необработанный хлопок и предметы роскоши. В городах Южной Франции существовало развитое ремесленное производство. Специализация – Марсель – х/б ткани, судостроение, красильное и кожевенное дело. Тараскон, Нарбонн – темные сукна, этим же занимались в Альби, Кагоре, Фижаке. Монпелье славился ярко-красными сукнами, эмальерным производством и оловянной посудой. Северная Франция в это время отставала от Южной Франции по своему экономическому развитию, но и здесь были свои успехи. Основными отраслями ремесла были ремесла, производящие сукна и льняные ткани. Центры сукноделия – Фландрия, Артуа, Пикардия, Шампань. В Руане производились полосатые и пурпурные сукна. Льняные ткани производились в Пикардии, Иль-де-Франсе, Шампани, Нормандии. Существовали ремесла по обработке кож, производству меховых изделий, изготовлению ювелирных изделий. Например, Лимож – центр эмальерного производства. К XII в. относится создание «Ганзы купцов, торгующих по Сене». За большие деньги они получили от Людовика VII (1137-1180) исключительные привилегии: до самого конца средневековья ни один иностранный купец не мог доставить груз из Парижа или провезти его от верховьев реки до Руана, не войдя с компанию с парижскими купцами. Со временем этот союз получил функции городского представительства. Дальнейший рост специализации районов связан с XIV в. Нормандия – производство сукна, добыча соли и железной руды. Шампань - сукно, полотна, вино. Париж – изготовление всевозможных ремесленных изделий. Появляется экономический центр, которым стал Париж. Всего же в стране насчитывалось около 226 «добрых» городов. В XV в. в связи с широким городским строительством (соборы, стены) получает распространение камнеломный промысел (Понтуаз и Овернь). Стали широко выделывать кирпич для зданий. Обычай мостить улицы появился во Франции в XIII в. Париж и тут был первым. Новые мостовые не настилали на старые, но перекладывали. Развивалось металлургическое дело. В конце XV в. началось производство чугуна и был открыт процесс превращения чугуна в железо путем усиления дутья. Появились плющильные молоты с применением водяного колеса и т.д. В XV в. появилась самопрялка, вертикальный ткацкий станок сменился горизонтальным. Широко применялись сукновальные водяные мельницы. Развивалось производство шелковых тканей. С 70-х гг. XV в. появилось книгопечатание. Стал формироваться единый внутренний рынок. В Северной Франции проводились ярмарки в Нормандии, в Северо-Восточной – в Шампани, торговля шла по Сене, Соне, Роне и до Марселя. Всеевропейское значение получили ярмарки в Лионе. Южная Франция торговала с Испанией, Италией, Востоком.